Гримасы капитализма. Селу вынесен приговор


Ликвидацию «бесперспективных» сёл задумали в Казахстане. В ближайшее время с карты могут исчезнуть свыше ста населённых пунктов. Власти заявляют об объективных причинах этого процесса, хотя в действительности он является следствием проводимой социально-экономической политики.

Сельской глубинке Казахстана фактически подписали приговор. Об этом стало известно из недавнего заявления замминистра национальной экономики Ермека Алпысова. На специально созванной пресс-конференции он сообщил журналистам о скором упразднении ста с лишним населённых пунктов, «лишённых социальной инфраструктуры» и «не имеющих перспектив развития». По словам чиновника, жители таких «бесперспективных» деревень должны сами решать вопрос переезда. Тем же, у кого нет такой возможности, власти обещают помощь из местных бюджетов.

Неожиданной эту новость назвать нельзя. Уже много лет руководство республики заявляет о необходимости избавляться от «социального балласта». Стратегический план развития Казахстана до 2025 года предусматривает переход от модели «инфраструктура к людям» к модели «люди к инфраструктуре». Это подразумевает укрупнение населённых пунктов и сокращение числа небольших поселений. Тот же принцип заложен в государственной программе «Село — колыбель страны». В её рамках предполагается модернизация инфраструктуры в 52 сёлах, однако все они крупные, в среднем в каждом проживают 14 тысяч человек. Как подчёркивают чиновники, инвестиции в них являются оправданными с экономической и социальной точек зрения.

Подобные меркантильные подходы могут привести к обезлюдению огромных территорий и самым непредсказуемым последствиям в долгосрочной перспективе. Тем более что упомянутая заместителем министра сотня сёл — лишь начало. Как утверждают в правительстве, из 6672 сельских поселений только 1229 имеют «высокий потенциал развития». Ещё радикальнее содержание действующей госпрограммы развития регионов. Число «опорных сёл» сокращено в ней до 314.

Не дожидаясь, когда жители сами покинут свои дома, чиновники подталкивают их к вынужденному шагу. Это делается путём сокращения финансирования социальной, в том числе образовательной, инфраструктуры. С 2010 года количество так называемых малокомплектных школ уменьшилось на треть — с 4,2 до 2,9 тысячи. А дни села, где закрылась школа, как известно, сочтены…

Власти не устают повторять, что «оптимизация» населения — обычная мировая практика и закономерный процесс. Тем самым они хотят отвлечь внимание граждан от реальных причин, в объективности которых есть большие сомнения. Корни нынешней ситуации уходят в роковые решения начала 1990-х годов, когда руководство республики пошло по капиталистическому пути. Это выразилось в разгосударствлении экономики и акценте на развитии топливно-энергетического сектора с активным привлечением иностранного капитала.

Результатом стал кризис сельского хозяйства. Если в советское время его доля в валовом общественном продукте Казахстана составляла 30 процентов, то сейчас едва превышает 4 процента. И это при том, что на селе живёт 42 процента населения страны. Площадь пахотных земель сократилась с 35,7 до 24,3 миллиона гектаров, а орошаемой пашни — с 2,23 до 1,7 миллиона гектаров. Большие потери понесло животноводство. Например, поголовье овец и коз уменьшилось вдвое, свиней — втрое, крупного рогатого скота и птицы — на треть. В итоге страна, которая до 1991 года полностью обеспечивала себя сельхозпродукцией и экспортировала её в другие республики, превратилась в нетто-импортёра продовольствия. Так, доля импорта в потреблении мяса птицы превышает 50 процентов. В прошлом году Казахстан ввёз 22 тысячи тонн сыров и творога, 6 тысяч тонн сливочного масла, 6 тысяч тонн мясных консервов.

Этому способствовали ликвидация колхозов и совхозов, а также резкое сокращение объёмов производства в пищевой промышленности. По официальным данным, перерабатывается лишь 33 процента мяса и 31 процент молока. Вместо поддержки аграриев власти сокращают субсидирование отрасли. Так, господдержка животноводства и птицеводства снизилась с 77 миллиардов тенге (13 млрд руб.) в прошлом году до 71 миллиарда (12 млрд руб.) в нынешнем.

Вот почему многие казахстанские сёла стали территорией социального бедствия. Закрытые предприятия и брошенные поля гонят людей в города. Массовая внутренняя миграция создаёт новые проблемы, среди которых рост необустроенных хаотичных поселений вокруг крупных городов, увеличение явной и скрытой безработицы. Но руководство страны упорно замалчивает причины этих процессов и вместо возрождения аграрной сферы предлагает просто «отрезать» ставшее ненужным село…

Сергей Кожемякин


Вы можете обсудить этот материал на наших страницах в социальных сетях