Экспонаты виртуальные и реальные


Как известно всем читающим и неравнодушным, Петр Первый создал Кунсткамеру, во многом копируя Кабинеты редкостей, появившиеся в Европе в XVI веке. Сейчас она находится на своей родине в Санкт-Петербурге и называется — Музей антропологии и этнографии имени Петра Великого Российской Академии наук.

Вся коллекция Петра, купленная в Европе, была размещена в Людских палатах при Летнем дворце в 1714 году, то есть музею в этом году исполняется 304 года.

Средневековые кунсткамеры составлялись из разнообразных древних, редких и курьезных вещей, как природных, так и рукотворных. Немало там было такого, что позже получило название «уникум»,  то есть единственное в своём роде, исключительное, большая редкость.

В связи с вышесказанным, учитывая уникальную гнусность времени, в которое мы все попали, как мухи на липучку, возникла идея создать свою собственную кунст­камеру. Мне, конечно, далеко до Петра Алексеевича Романова с его неплохими финансовыми возможностями, зато во времена Петра не было компьютера и Интернета, следовательно, не было и виртуальной реальности. А у меня есть вполне Людская палата в Летнем (он же по совместительству Весенний, Осенний и Зимний) дворце, то есть отдельная комната в сельском доме. И экспонаты, многие из которых «уникумы», никак не хуже двухголового ягненка из петровской Кунсткамеры.

Начну с одного уникального экспоната – счета за электричество. О-очень реального и распространенного экспоната. Итак, за май «спожито» 0 (ноль!)  киловатт, к оплате – 335 гривен 40 копеек. Следуя логике удивительных подсчетов, если бы мой счетчик насчитал, предположим, 1 киловатт, мне полагалось бы заплатить тысячи этак три… Замечу в скобках, что в каждом районе обширной Украины действуют исключительно районные законы. В моем районе при предполагаемом долге в две тысячи гривен исключено судебное расследование с вынесением решения. Сразу идет приговор – подъезжают добры молодцы и отрезают от линии провода по самое не могу, то есть по счетчик. Во избежание самовольного подключения.

Второй сельский экспонат тоже вполне реален, но в его уникальности я не уверен. В моем селе отремонтировали и торжественно открыли клуб, стоявший в разрухе и запустении с самого окончания советских времен. Забегая вперед, скажу, что при его открытии Петр Алексеевич (на этот раз Порошенко) не присутствовал, был где-то в Европах. Знамо, открытие сельского клуба – дело богоугодное и где-то даже государственное, если бы не одно «НО»… На кой черт сельский клуб в селе, где коренных селян осталось человек двадцать, и младшей из них 79 лет?! Остальное население – дачники из Киева и Чернигова. 50 процентов из них – люди, как минимум, небедные. Сразу снесли сельские хаты, построили хоромы, а бывшие огороды засеяли газонной травой. Есть и весьма богатые – там не хоромы, а дворцы, но с той же газонной травой и дорогим ландшафтным дизайном.

Детей, конечно, в разгар лета много, но все они доклубного возраста, а хлопцы и девчата возраста клубного в селе отсутствуют абсолютно, то есть совсем.

Но тем не менее смысл открытия никому не нужного клуба легко разгадывается. Это уникальное сочетание советского прошлого с капиталистическим настоящим. Видимо, деньги районные власти выделили именно на клуб, хотя дорога от села до райцентра в таких развалах и колдобинах, что мама не горюй! А раз выделили, их надо «осваивать». Стало быть, какую-то толику «освоили» в виде ремонта, а остальная толика бесследно исчезла. Опять же, не бином Ньютона, за просто так деньги на никому не нужный клуб не выделяют – откуда они пришли, туда и вернулись. Пришли «безналом», вернулись «налом». Или стройматериалами, это уж как договорились…

Есть экспонат в моей кунсткамере хоть и виртуальный, но совершенно уникальный – это народонаселение.

Украинские социологи признались, что не знают, сколько реально населения проживает в стране, а потому не могут построить точную социологическую выборку в своих исследованиях. Понятно, их исследования оплачиваются партиями, поэтому они скорее политологи, чем социологи.

Вот если посмотреть с точки зрения государства, то тут полный швах. Точное знание количества народонаселения  – это ключевой показатель социально-экономического планирования расчета нагрузки на инфраструктуру страны. А что мы имеем официально?! Только то, что нас  42 миллиона. Это де-юре. Явно в это число считают еще и население Донбасса и Крыма. А де-факто хорошо, если наберется нас в Украине 26-27 миллионов. Следовательно, бюджет страны верстается под «мертвые души».

Судите сами. Даже по официальным источникам выехало около 10 миллионов. Понятно, что на заработки, но также понятно и то, что не от хорошей жизни. В той же Галичине отсутствует до 30 процентов населения. И тут же возникает причудливый парадокс – 5 миллионов населения Галичины фактически подмяли под себя остальное население и крепко засели во всех властных структурах. Если 30 процентов в нетях, процентов 10-12 «освоили» все крупные города и составляют костяк многочисленных организаций бездельников под названиями активисты, патриоты, националисты и прочая по всей стране, количество стариков и детей предполагаем в традиционных пропорциях, то сам собой вопрос напрашивается: а в Галичине хоть кто-то работает? Не за рубежом, а на своей землице?! И долго ли ЭТО еще продлится…

Евгений Коротков


Ви можете обговорити цей матеріал на наших сторінках у соціальних мережах