Герои Страны Советов. 12 октября - 105-я годовщина со дня рождения Г.П.Кравченко (1912-1943) — генерал-лейтенанта авиации, дважды Героя Советского Союза

Герои Страны Советов. 12 октября - 105-я годовщина со дня рождения Г.П.Кравченко (1912-1943) — генерал-лейтенанта авиации, дважды Героя Советского Союза


Кравченко Григорий Пантелеевич родился 12 октября 1912 года в селе Голубовка, ныне Новомосковского района Днепропетровской области, в семье крестьянина. Окончил среднюю школу. В 1930-1931 годах учился в Московском землеустроительном техникуме, откуда по путёвке комсомола был направлен на учёбу в Качинскую военную авиационную школу пилотов. После её окончания был лётчиком-инструктором этой школы, затем командиром звена, отряда и эскадрильи. За успехи по службе был награждён в 1936 году орденом "Знак Почёта". Проявил себя и в испытательской работе, за что был награждён орденом Красного Знамени.

Свою боевую деятельность Григорий Кравченко начал в марте 1938 года, участвуя в национальной войне китайского народа с японскими захватчиками. В напряжённом бою 29 апреля сбил 2 бомбардировщика, но был подбит и сам, с трудом посадил машину на вынужденную и более суток добирался до своего аэродрома в Наньчан. Через несколько дней, прикрывая выбросившегося с парашютом Антона Губенко, так прижал японский истребитель, что тот врезался в землю.

Г.П.Кравченко

После перелёта группы в Кантон, Кравченко участвовал в налёте на аэродром противника. 31 мая 1938 года уничтожил 2 самолёта при отражении вражеского налёта на Ханьхоу. Спустя несколько дней уничтожил в одном бою сразу 3 истребителя противника, но был сбит и сам.

Летом 1938 года над Ханьхоу одержал последнюю победу - сбил бомбардировщик. Всего же, в Китае он сбил около 10 вражеских самолётов, был награждён орденом Красного Знамени.

22 февраля 1939 года за мужество и отвагу, проявленные в боях с врагами, Григорию Кравченко было присвоено звание Героя Советского Союза.

В период боёв с японцами на реке Халхин - Гол, летом 1939 года, он командовал сначала эскадрильей, а затем и авиационным полком. В первом же бою сбил вражеский истребитель. Участвовал в 2-х штурмовых ударах по аэродромам противника, в которых под его командованием, на земле и в воздухе, было уничтожено 32 самолёта.

...В эскадрилью прибыла группа молодых лётчиков. И сразу же познакомил их с боевой обстановкой, с тактикой японских лётчиков командир Григорий Кравченко. Был он молод  (ему шёл 27 год), невысокого роста, коренастый, с весёлыми серыми глазами, всегда полон юношеского задора, прост в обращении с людьми. Несмотря на молодость, у Кравченко был уже большой опыт в лётном деле. Виртуозное мастерство, аналитический ум, объективный подход к оценке событий дали ему возможность как командиру эскадрильи исключительно быстро наладить обучение в боевых условиях вновь прибывших.

Майские бои на Халхин - Голе показали, что наша авиация из - за устаревших типов самолётов, неопытности лётчиков и плохой организации боя действовала неудачно. У японцев на Халхин - Голе были лучшие авиационные эскадрильи, имевшие опыт войны в Китае и вооруженные новейшими истребителями И-97.

- Излюбленная тактика японских лётчиков, - подчеркнул Кравченко, наставляя молодых, - вести бой большими группами, атаковать с высоты со стороны солнца или из - за облаков. Часто в целях внезапности они нападают на нас с выключенными моторами, имитируют гибель, бросаясь в пике или сваливаясь в штопор, применяют и другие уловки. В общем, - заключил командир, - японец - враг хитрый, коварный, и одолеть его не так - то просто.

Чтобы наглядно показать молодым лётчикам, как ведётся настоящий воздушный бой, Кравченко обратился к Виктору Рахову, одному из опытных лётчиков эскадрильи, прибывшему вместе с ним на Халхин - Гол:

- Давай новичкам покажем, на что мы способны.

Лётчики знали друг друга ещё по 1-й военной школе пилотов: Кравченко был инструктором, Рахов - курсантом. Позднее вместе служили, вместе летали в краснокрылой пятёрке над Красной площадью и Тушинским аэродромом в Москве, демонстрируя своё высокое лётное мастерство.

Лётчики поднялись почти одновременно, набрали высоту, сделали 2 круга над аэродромом. Затем, словно по команде, разошлись, прошли немного, развернулись и устремились навстречу друг другу. Расстояние между ними сокращалось с каждой секундой. "Противники" не уступали друг другу. Ещё немного - и самолёты столкнутся...

- Что они делают ?! - не выдержал кто - то из новичков, наблюдавших за лётчиками.

Но через мгновение машины взмыли вверх, разошлись в разные стороны и, разыграв ещё несколько сложных элементов воздушного боя, пошли на посадку.

Рахов приземлился после Кравченко. Он быстро выпрыгнул из машины и подошёл к командиру. Лицо лётчика, как всегда, светилось улыбкой. Кравченко, вытирая рукавом гимнастёрки капли пота на лбу, резко сказал:

- Тебе что, Витя, жизнь надоела?! Почему не отвернул первым ?

- А я ждал, когда это сделаете вы, - выпалил разгорячённый Рахов. - Вы же сами учили: истребитель обороняется только нападением...

Кравченко не ожидал такого ответа, помолчал, посмотрел в улыбающееся лицо лётчика, смущённо буркнул:

- Вот дьявол!   Характерец не лучше моего... Ну да ладно, - смягчившись, сказал он. - Считай, что экзамен на боевой вылет сдал на "отлично". Но запомни: бой слагается из трёх моментов: осмотрительности, маневра и огня.

В июле 1939 года майор Г. П. Кравченко был назначен командиром 22-го истребительного авиационного полка. Много раз поднимал он свои эскадрильи в воздух, десятки самолётов уничтожили его лётчики, но операцию по штурмовке вражеского аэродрома помнил особенно.

Было это в районе озера Узур - Нур. Во время одного из полётов Кравченко заметил аэродром противника, на котором полукругом стояли самолёты. Командир полка покачал крыльями и перевёл свой истребитель в пике. За ним последовали остальные лётчики.

Поймав в перекрестие прицела крайний истребитель, Григорий нажал на гашетку. Трассирующие пули прошили японскую машину, и она вспыхнула. Выровняв свой истребитель, Кравченко вновь набрал высоту и увидел, как горели японские самолёты, метались в панике лётчики. Пламя и дым окутали аэродром. Сделав круг над аэродромом, командир вновь повёл свой истребитедь в атаку, а за ним ринулись и все лётчики.

И так повторялось 4 раза. Когда командир полка убедился, что все 12 вражеских самолётов уничтожены, а склад горючего взлетел на воздух, он собрал лётчиков и повёл их на свой аэродром.

- Теперь надо ждать ответного удара японцев, - предупредил командиров эскадрилий Кравченко.

И вскоре действительно над площадками 22-го авиаполка появились 23 бомбардировщика и 70 истребителей противника. Они пробрались обходным путём на большой высоте, поэтому служба оповещения сообщила о приближении самолётов с опозданием. К тому же связь с некоторыми постами ВНОС была выведена из строя японскими диверсантами.

Кравченко поднялся в воздух, когда японцы уже пикировали на площадку. Одновременно с ним взлетели Виктор Рахов, Иван Красноюрченко, Александр Пьянков и Виктор Чистяков. Завязался воздушный бой. Командир зашёл в хвост японскому истребителю и короткой пулемётной очередью сбил его. Через несколько минут он сразил другого японца. Бой шёл уже 30 минут. Крутящаяся "этажерка" переместилась в сторону от аэродрома. В бой вступали новые эскадрильи, но японцев было всё же больше. Три И-97 навалились на самолёт командира полка, пытаясь сбить его. Выручил Виктор Рахов: бросившись наперерез одному из них, он сразил врага первой же очередью.

Когда опасность миновала, Кравченко заметил в стороне японского разведчика Р-97 и стал его преследовать. Но бензин был на исходе. На последних каплях горючего командир приземлился в степи. Замаскировав машину, он стал ждать. Но никто не приходил ему на помощь. Тогда он решил пешком добраться до своего аэродрома. При 40-градусной жаре шёл день, два... Мучили жажда и голод.

Кравченко искали. В первый же день с командного пункта запросили все аэродромы, но никаких известий о лётчике не было. Григорий вернулся в полк только на третьи сутки, а через 3 дня - снова в бой...

Полк под командованием Кравченко уничтожил в воздухе и на земле более 100 вражеских самолётов. В представлении командира к награде за боевые действия на Халхин - Голе есть такие строчки: "Его исключительная храбрость воодушевляет весь личный состав ВВС армейской группы на полный разгром врага. В одном из боёв лётчики полка уничтожили 18 японских самолётов. Лично тов. Кравченко с 22 июня по 29 июля сбил 5 вражеских истребителей".

Всего в воздушных боях на Халхин - Голе, проявив исключительную храбрость и упорство, он сбил около 10 японских самолётов. Григорий Кравченко иногда не прочь был подчеркнуть в разговоре присущую ему храбрость и презрение к опасности. Но это получалось у него как - то между прочим, без принижения достоинства товарищей. Лётчики, хорошо знавшие Кравченко, обычно прощали ему некоторую нескромность характера за его действительно беззаветную храбрость, проявленную им в боях с японцами.

Г.П.Кравченко

29 августа 1939 года Григорий Кравченко стал одним из первых в стране дважды Героем Советского Союза, а 7 ноября именно он открывал воздушный парад над Красной Площадью. После Монголии Кравченко был назначен Начальником отдела истребительной авиации управления боевой подготовкой ВВС.

В период военного конфликта с Финляндией 1939 - 1940 годов, Григорий Пантелеевич командовал особой авиагруппой, которая базировалась в Хаапсалу   (Эстония). Если погода была сложной, а задание особо ответственным, во главе групп непременно шёл сам командир. В один из дней его лётчиками был совершён дерзкий налёт на железнодорожную станцию Хельсинки - столицы Финляндии. Этот налёт наделал много шуму  (бомбардировка Хельсинки была официально запрещена), напуганное финское правительство срочно покинуло столицу и бежало на берег Ботнического залива, в город Васа. За участие в "Зимней войне" Григорий Пантелеевич был награждён орденом Красного Знамени.

19 июля 1940 года генерал - лейтенант Г. П. Кравченко был назначен Командующим авиацией Прибалтийского Военного округа. Однако, уже осенью, он поступил на Курсы усовершенствования высшего начсостава Красной Армии при Военной академии Генерального штаба.

С началом Великой Отечественной войны снова на фронте, командовал 11-й смешанной авиационной дивизией. Вспоминая о тех днях Герой Советского Союза лётчик 4-го штурмового авиаполка, входившего в состав этой дивизии, Василий Борисович Емельяненко, пишет: "Комдив вёл себя запросто с рядовыми лётчиками, несмотря на то, что от них его теперь отдаляли и высокое воинское звание, и заслуженная слава. Кравченко, бывало, пересаживался из автомобиля в свой ярко - красный истребитель, чтобы сцепиться с фашистами. "Мессершмитты" яростно набрасывались на приметный самолёт, уступавший им и в скорости и в огневой мощи. Несмотря на подавляющее численное превосходство, фашистским лётчикам никак не удавалось сразить "красного дьявола". Но и Кравченко в воздушных боях уже не мог проявить себя так, как недавно на Халхин - Голе и в Финскую войну. Слишком много было преимуществ у противника в этой большой войне, не похожей на все предыдущие".

Следует отметить такой факт: Григорий Кравченко был одним из немногих лётчиков имевших "именной" самолёт. Правда, это была не боевая машина, а учебный У-2 на фюзеляже которого красовалась надпись: "Дважды Герою Кравченко Г. П. от уральских рабочих". Этот самолёт использовался в дивизии в качестве связного.

Позднее Григорий Кравченко командовал ВВС 3-й Армии, затем - Ударной авиагруппой Ставки Верховного Главнокомандования, а с июля 1942 года - 215-й истребительной авиационной дивизией. Только за время боёв на Брянском фронте его подчинённые уничтожили 27 вражеских самолётов, 606 танков и 3199 автомашин. Даже руководя такими крупными авиационными соединениями, генерал - лейтенант Г. П. Кравченко часто летал ведущим групп, лично принимал участие в воздушных боях.

22 февраля 1943 года, в канун 25-й годовщины Красной Армии, Григорий Пантелеевич получил свою 7-ю боевую награду - орден Отечественной войны 2-й степени.

На следующий день в составе 8 истребителей он вылетел на боевое задание в район Синявинских высот. Во время завязавшегося боя его самолёт был подбит. Кравченко тянул сколько мог, затем вывалился за борт кабины и выдернул кольцо... Но рывка парашюта не последовало - вытяжной трос, с помощью которого открывается ранец парашюта, перебило осколком... Лётчик упал неподалёку от передовой, в расположении своих войск.

Похоронен в Москве у Кремлёвской стены.

По материалам открытых источников Николай Кукоба


Вы можете обсудить этот материал на наших страницах в социальных сетях