В Польше, как и в Украине, героями провозглашены убийцы-националисты


Петр Симоненко: Наряду с агрессивным антикоммунизмом для современного украинского и младоевропейского фашизма характерен воинствующий национал-радикализм, ксенофобия (особенно зоологическая русофобия), провоцирование военной истерии, которая может обернуться для человечества катастрофой новой мировой войны.

(Из выступления на Европейской коммунистической встрече в Брюсселе 23 января 2017 года)

Польша пышно отмечает 76-ю годовщину создания Армии Крайовой (АК). В торжествах принимают участие ветеранские организации, светские и церковные власти. 

АК была создана по приказу верховного главнокомандующего польскими ВС генерала Владислава Сикорского (премьер-министр польского эмигрантского правительства в Лондоне) в противовес Армии Людовой, сражавшейся против Гитлера совместно с Красной Армией. АК воевала одновременно и против вермахта, и против Красной Армии, и против Армии Людовой. Имели место случаи ситуативного сотрудничества АК с гитлеровцами. 

АК мечтала о Речи Посполитой «от моря до моря» – с Белоруссией, Украиной и Литвой в своём составе, устраивала карательные акции против православного населения. Аковцы казнили десятки жителей белорусских деревень Шпаки, Залешаны, Концовизна и др. 

Польское эмигрантское правительство надеялось, что Соединённые Штаты начнут войну против СССР. У боевиков АК в ходу была песня со словами «Одна атомная бомба – и мы дойдём до Львова. Одна-другая мощная бомба – и мы войдём в Вильно (Вильнюс)». 

После роспуска АК по приказу лондонского правительства в 1945 году уцелевшие боевики ушли в подполье, занимаясь террором и убийствами польских милиционеров  и госслужащих.  

Для обозначения участников этого подполья используется специальный термин – «проклятые солдаты» (ударение на первом слоге). Ежегодно 1 марта официальная Польша помпезно отмечает День памяти «проклятых солдат». 

«Проклятые» - потому что от них отреклось руководство собственной страны, а польские спецслужбы, действуя совместно с советскими органами, устраивали на «проклятых» облаву за облавой, пока не разгромили все подпольные организации. Последний член «проклятого» подполья был уничтожен в 1963 году. 

Впервые «проклятыми» членов антисоветского бандподполья назвал один из офицеров Войска Польского в письме к вдове боевика-подпольщика, сообщая ей о приведении в исполнение в отношении её мужа приговора о высшей мере наказания: «Вечный позор и ненависть наших солдат и офицеров пусть преследуют его и на том свете. Каждый, в ком есть польская кровь, проклинает его, и пусть его проклянут жена и дети». 

Для многих поляков «проклятые солдаты» были обыкновенными бандитами. Поставленные на грань физического выживания, скрываясь в лесах, они выживали за счёт грабежей, а свои политические взгляды навязывали убийствами и насилием. 

К 1950 году дело зашло так далеко, что с осуждением «проклятых солдат» выступила польская католическая церковь, пригрозив каноническими наказаниями тем священникам, которые поддерживали контакты с подпольем. 

Миф о «проклятых солдатах» – классически антисоветский, и создан он был для того, чтобы затоптать историю совместной борьбы Красной Армии и Армии Людовой с фашизмом.

Вместе с тем миф о «проклятых солдатах» - это и антирусский миф. Жертвами «проклятых» нередко становились и жившие в Польше православные, как это было в белорусских Залешанах, где «проклятые» оставили в живых только этнических поляков. 

Нынешние торжества в честь создания АК проходят на фоне заявления премьера Польши Матеуша Моравецкого о том, что нигде так не помогали евреям во время Второй мировой, как в Польше. Это откровенная ложь. Как раз нынешние герои Польши, боевики АК, в большинстве своём участвовали в уничтожении еврейского населения. 

Самый громкий случай – беспричинная казнь в августе 1944 года солдатами 2-го легионерского полка пехоты Армии Крайовой в Секежинском лесу от 30 до 50 евреев, среди которых было несколько женщин и две молодые девушки. Евреи сбежали из немецкого лагеря, но были пойманы патриотами Речи Посполитой. Их завели вглубь леса, заставили копать себе могилы, потом забили прикладами и расстреляли.

Не жертвы убийц, но сами убийцы провозглашаются в Польше героями.

Между тем, официальный польский миф о «проклятых солдатах» не только уродует историю польского народа, он унижает семьи сотрудников Министерства безопасности ПНР и военнослужащих армии ПНР, погибавших от рук «проклятых». 

Мы уже даже не говорим о многочисленных свидетельствах нападений «проклятых» на школы и другие общественные учреждения, где их жертвами становились простые поляки - учителя, врачи, чиновники. 

По стилю и методам действий антисоветского бандподполья в Польше оно было копией бандитов ОУН-УПА и прибалтийских «лесных братьев». Именно с этим связано настойчивое стремление правящего в Украине профашистского режима раздуть миф о «боевом братстве» украинских и польских националистов в борьбе против Советов.

Напомним, киевские пропагандисты, желая переключить внимание с 75-й годовщины учиненной бандеровцами Волынской резни, запланировали выход документального фильма «Операция "Грубешув"», повествующего об одном из многих десятков локальных нападений отрядов бандподполья на Войско Польское в мае 1946 года. В Грубешове (Люблинское воеводство) базировался сводный гарнизон Войска Польского, Министерства безопасности Польши и НКВД. Там же в ожидании суда за свои преступления содержались арестованные украинские национал-боевики. В ходе скоротечного боя были убиты 6 нападавших и 18 военнослужащих грубешовского гарнизона, из них 9 человек были поляками. 

Бюджет фильма составляет почти 4,5 млн. гривен, и 100% этих денег были выделены из госбюджета Украины.

Однако два национализма – украинский и польский – преследовали слишком разные цели, и говорить о «союзнических» отношениях между ними нелепо. Польская антисоветская подпольная организация «Свобода и независимость» (СиН), действовавшая при поддержке ЦРУ и британской Секретной разведывательной службы, продолжала линию Армии Крайовой. Эта военизированная организация не признавала итоги Ялтинской конференции 1945 года и заявляла о продолжении борьбы за возвращение Западной Украины в состав Речи Посполитой. 

Украинская повстанческая армия (УПА), напротив, бредила идеей «соборной самостийной украинской державы» с западной границей по реке Сан, то есть на несколько десятков километров ближе к Варшаве от сегодняшней польско-украинской границы. СиН и УПА были врагами, и сблизить их могло только одно – общая ненависть к Советскому Союзу. 

Превращая ненависть в тему «боевого братства», Киев пытается нейтрализовать органическую вражду двух национализмов и сбить нарастающую в польском обществе волну возмущения полонофобской политикой Украины. Операция «Грубешув» – не единственное используемое для этого снадобье, приготовленное на материале истории.

Так, в Киеве решили переименовать улицу Тверскую в улицу Ежи Гедройца. «Нам не хватает Гедройца в нашей жизни!» – заявляют сторонники переименования из числа украинских националистических литераторов и участников Польско-украинского форума партнёрства. 

Ежи Гедройц (1906-2000) – редактор польского эмиграционного журнала «Культура» (Париж), был известен поддержкой украинского национализма. Он лично общался с Владимиром Кубийовичем, инициатором формирования дивизии СС «Галичина», и Дмитрием Донцовым, основоположником украинской версии фашизма. Известен Гедройц и тем, что он не пропускал в печать работу канадского историка польско-украинского происхождения Виктора Полищука «Фальсификация истории современной Украины» из-за содержащихся в ней убийственных разоблачений. 

Имя Гедройца – это синоним прославления украинского эсэсовского движения и преступного забвения сотен тысяч польских жертв Волынской резни. Сегодня в Польше критика идей Гедройца звучит всё громче. Слишком высокой оказалась цена, которую поляки заплатили за поддержку украинского национализма. В Польше существует даже выражение «укушенные Гедройцем» – так называют тех интеллектуалов и политиков, которые пытаются вдохнуть жизнь в химеру примирения исстари враждебных друг другу польского и украинского национализмов, объединяя их ненавистью к советскому прошлому. 

В конечном счёте Киев и Варшава переписывают историю, чтобы скроить из неё идеологическую платформу противостояния с Россией.

По материалам СМИ


Вы можете обсудить этот материал на наших страницах в социальных сетях