Слепые и прозревшие

Слепые и прозревшие


Современная украинская литература не подарила мировой культуре гениев уровня Пушкина или Шекспира. А во всём виноваты «проклятые москали», которые, по мнению одной из нынешних признанных в Киеве медиаперсон Ларисы Ницой, просто душат здесь всё украинское.

Собственную известность она снискала вовсе не литературными произведениями, а как крайне агрессивная националистка. В конце 2016 года Ницой похвасталась в «Фейсбуке» таким «подвигом»: бросила в кассира в магазине мелочь из-за обращения к ней на русском языке.

Недавно эта особа, помимо прочего прослывшая педагогом и крупным общественным деятелем, побывала в столичном торгово-культурном центре «Lavina», где моментально оказалась в шоке: подавляющее большинство людей вокруг борца за тотальное употребление украинского языка говорили только на русском. Об этом она тут же поведала в «Фейсбуке»:

«Пошла в «Lavina». Сын пригласил в кино. Побежал за попкорном. Стою. Одна. Посреди великого русского моря. Одна. Песчинка. А вокруг сплошной тамбов», — пишет Ницой, возмущаясь русскоязычными украинцами.

Она с гневом восклицает: «Кто штампует этих тамбовцев и на какой фабрике?» Особенно удивляет Ницой то, что русских школ уже почти нет, а молодёжь всё равно говорит по-русски.

«Стою. В Тамбове. Хотя это Киев. Спрашиваю себя: куда делась вся моя (и тысяч таких как я) десятками лет проделанная работа? Сколько встреч посещено. Сколько лекций прочитано. Сколько уроков проведено. Сколько рассказов и сказок написано? Всё в песок. Все вокруг иностранцы: в самолёте и в подземке. Посетители, сплошная молодёжь — тамбов. Обслуживание, сплошная молодёжь — тамбов. Откуда?» — негодует писательница.

После первой эмоциональной реакции появился её следующий, не менее пронзительный спич: «Я — украинка. Я принадлежу к своему украинскому народу, который расправляет плечи. Я мечтаю о возрождении его могущества и славы. Я мечтаю о нашем процветании. Как мы можем процветать, если вы (русскоязычные. — Ред.) нам дышать не даёте?! Мы имеем право на свой кусок пространства. Своего, украинского. У вас есть всё. Ваше везде и повсюду. У нас нет ничего. Куда ни пойди — всё ваше: музыка, телевидение, газеты, радио... Нет такого сантиметра в этой стране, куда бы от вас можно было спрятаться. Вы — везде. Вы что-нибудь слышали о личном пространстве? Вы своё личное пространство распространили на нас. У нас, украинцев, своего пространства нет», — пишет Ницой.

По её словам, именно русскоязычные отобрали у украинцев языковое пространство:

«Вы — воры. Вы украли у меня мои бесценные 30 лет жизни, а воз и ныне там. Вы украли самое дорогое у украинцев — время».

Естественно, народ в социальных сетях не мог не отреагировать на столь гневные тирады: «Ницой и ей подобным и в голову не приходит, что если вокруг всё чужое, то ворами являются как раз такие, как они, вознамерившиеся прийти на созданную тут и обжитую представителями вековой культуры среду обитания и отобрать, присвоить себе именно их пространство»…

Чтобы читатели имели представление о том, с какой могучей культурой тут, в Киеве, приходится иметь дело тем, кого обвиняют в покушении на самое святое, приведём небольшой фрагмент творения руки Ницой в переводе на русский язык: «Вова пёсика любил, // Вова пёсика убил // Кто осудит Вову? // Пёсик не хотел учить украинску мову…». Кого и на что могут «мотивировать» подобные шедевры?

Но не все, поражённые синдромом Майдана, оказываются столь «упёртыми». Некоторые начинают прозревать.

Кому из «патриотов» четыре года назад могло прийти в голову, что поэтический голос Майдана, яростная сторонница «революции достоинства» Евгения Бильченко вдруг заговорит совершенно по-иному? Суровая проза украинских реалий заставила даже автора строк «Никогда мы не будем братьями» кардинально изменить свои взгляды.

Образ этой барышни, широко растиражированный украинскими официальными СМИ и весьма далёкий от романтического, хорошо знаком многим нашим читателям, даже тем, кто никогда не слышал её «шедевров». Для её образа характерны три отличительных признака: никелированная кастрюля на голове, ослепительная улыбка, украшенная двумя заячьими зубами, и очёчки как у сельского бухгалтера 1930-х годов. Теперь на Украине не в моде классический тип украинской красавицы с карими очами, дугами чёрных бровей и губами, как спелые вишни. Чем уродливее, тем более соответствует патриотическому типу и самое главное — «европейским стандартам».

Пани Бильченко больше не выступает на Майдане. У неё другая трибуна — в чешском сенате. С этой трибуны она в конце минувшей недели просила прощения у Донбасса и Одессы за то, во что ещё недавно верила без оглядки, и старалась объяснить европейцам, что на самом деле произошло на Украине студёной зимой 2014 года.

«Идеи Майдана взяты на вооружение националистами, и они превратились в этническое варварство. Сейчас Украина движется к суицидальной черте», — раскаивалась поэтесса Бильченко, выступавшая в парламенте Чехии. На своём сайте она опубликовала полный текст под названием «Всё, что вы хотели знать об Украине, но боялись спросить у Хичкока».

В частности, она признаётся: «...Я несу вину за то, что искренний порыв украинских людей стал основой для его чудовищного использования со стороны проамериканских сил, использования, приведшего к гражданской войне, разрухе и неонацизму... Я поняла, что Украина ведёт гражданскую и гибридную войну против собственного населения... В Украине сложилась установка на русского «агрессора», хотя никаких доказательств присутствия регулярной русской армии в Донбассе нет... На площади украинцы хотели свободы и защиты прав человека, а вышла одна из самых несвободных стран в мире».

Трудно объяснить, почему пани Бильченко приносит свои извинения именно перед европейцами. Хотя определённая польза в этом имеется. Таким, как эта поэтесса-русофобка, поверят быстрее, чем человеку, приехавшему из Донбасса. С паршивой овцы хоть шерсти клок…

В.М.Т.


Вы можете обсудить этот материал на наших страницах в социальных сетях