Трамп начинает поход на Пекин


В КНР ставят новые, поистине исторические, задачи. Всекитайское собрание народных представителей одобрило поправки в Конституцию, направленные на совершенствование системы управления. Успехи страны сопровождаются усилением давления со стороны США, власти которых открыто называют Китай самым опасным противником.

Уверенный рост

Весенняя сессия Всекитайского собрания народных представителей (ВСНП) проводится ежегодно. Однако нынешний сбор депутатов высшего органа государственной власти оказался особенным. И не только потому, что это первая сессия нового, 13-го созыва ВСНП. Принятые им решения, без преувеличения, являются историческими. Они оформляют становление нового Китая — мощной державы, бросающей вызов мировой капиталистической системе во главе с США.

5 марта, в первый же день сессии, с отчётным докладом выступил премьер Госсовета КНР Ли Кэцян. Он рассказал о результатах развития страны за пять лет. Эти результаты таковы, что оратору не пришлось прибегать ни к вычурным словесным конструкциям, ни к лукавым визуальным средствам, с помощью которых достигается манипулятивный эффект. Цифры говорили сами за себя. Например, ВВП Китая вырос с 54 до 82,7 триллиона юаней. Численность бедного населения сократилась за отчётный период на 68 миллионов человек (с 10,2 до 3,1 процента), были трудоустроены 66 миллионов граждан.

«Жёсткая посадка», которую с таким злорадством предсказывали западные аналитики, оказалась пропагандистской «пустышкой». По итогам прошлого года китайская экономика выросла на 6,9 процента, хотя сами власти прогнозировали рост не более чем на 6,5 процента. Средний доход на душу населения также показал хорошую динамику: 9 процентов. Это доказывает эффективность оптимизации структуры народного хозяйства, начатую новым поколением китайских руководителей. Она предусматривает переход «от количества к качеству» — приоритетное развитие высокотехнологичных производств и повышенное внимание к вопросам экологии.

Но даже эти несомненно впечатляющие результаты не являются для китайского руководства поводом к самоуспокоению. Председатель КНР Си Цзиньпин назвал приоритеты на ближайшие годы: полная ликвидация бедности, рост качества жизни, решение экологических проблем, борьба с коррупцией и повышение эффективности управления. Всё это должно подготовить фундамент для победы социалистического строя. Напомним, что прошедший в октябре 2017 года XIX съезд Коммунистической партии поставил цель к 2035 году осуществить социалистическую модернизацию, а к середине века — превратить Китай в могущественное социалистическое государство.

В КНР очень внимательно изучают опыт Советского Союза и стараются не допустить ошибок, которые привели к его развалу. Поэтому главный упор сегодня делается на укрепление идеологической основы, а также дисциплины и сознательности работников руководящих органов. Что в свою очередь подразумевает продолжение беспощадной борьбы с коррупцией и чиновничьей безнаказанностью. Теперь эта работа выходит на новый уровень. ВСНП одобрило создание Государственного надзорного комитета, который станет высшим контрольным органом. Работая в тесной связи с Центральной комиссией КПК по проверке дисциплины, этот орган будет следить за недопущением нарушений со стороны государственных служащих всех уровней. Кроме того, власти анонсировали ужесточение контроля над финансовыми учреждениями.

Новым задачам должна соответствовать новая структура госаппарата. Вот почему правительство будет подвергнуто кардинальной реформе: количество министерств уменьшится с 34 до 26, а вместо малопродуктивных появятся действительно необходимые. Например, ведомство, курирующее реализацию стратегии «Один пояс — один путь».

Всего же по итогам сессии в Конституцию внесено почти два десятка поправок. Текст Основного Закона пополнился пунктом, указывающим, что «руководящая роль Коммунистической партии является определяющей характеристикой социализма с китайской спецификой». Также по предложению Пленума ЦК КПК из Конституции исключено положение об ограничении полномочий Председателя и заместителя Председателя КНР двумя сроками.

Западные СМИ тут же принялись обвинять Пекин в усилении авторитаризма. Но это возмущение в последнюю очередь связано с заботой о демократических ценностях. На Западе прекрасно осознают, что укрепление властной вертикали и очищение госаппарата от негодных элементов сводят на нет шансы раскачать ситуацию внутри КНР. По этой же причине нескрываемое раздражение Вашингтона и его союзников вызвало увеличение оборонного бюджета Китая. В текущем году на военные нужды заложено 1,1 триллиона юаней (175 млрд долл.) — на 8 процентов больше, чем в прошлом. На эти деньги Пекин проводит ускоренную модернизацию армии. В феврале на вооружение ВВС был принят новейший истребитель пятого поколения «Цзянь-20». В том же месяце начались ходовые испытания второго китайского авианосца. Параллельно на шанхайских верфях осуществляется строительство третьего. А к 2025 году судостроители планируют создать авианесущий корабль с атомной силовой установкой и новый тип подводной лодки с использованием технологий искусственного интеллекта.

«Сообщество единой судьбы»

Основное внимание в ходе сессии ВСНП уделялось вопросам внутренней политики. Но одно из решений имеет огромное значение для сферы международных отношений. В Конституцию внесено дополнение, в соответствии с которым Китай ведёт работу «над строительством сообщества единой судьбы человечества». Выдвинутая несколько лет назад Си Цзиньпином концепция является полной противоположностью существующей модели мироустройства, главным принципом которой является извлечение прибыли в интересах небольшой кучки владельцев капитала. Напротив, идея «сообщества единой судьбы» предполагает преодоление разрыва между богатыми и бедными странами, победу над нищетой и голодом. Выстраивая здоровые связи, основанные на сотрудничестве и взаимопомощи, человечество сможет противостоять множеству современных вызовов: от терроризма до угрозы экологической катастрофы. Как подчёркивают в Пекине, противостоять им в одиночку не может ни одна страна, пусть и самая могущественная.

Неверно думать, что предложенная концепция — это проект далёкого будущего. Фундамент «сообщества единой судьбы» закладывается уже сейчас, и ведущую роль в этом играет именно Китай, создающий новую архитектуру международных отношений. Приведём несколько примеров. В конце прошлого года в Уругвае прошёл деловой саммит «Китай — Латинская Америка», который обозначил уже достигнутые результаты и поставил задачи на будущее. Так, торговля между регионом и КНР выросла с 2000 года в 22 раза (с США — лишь в 2 раза), а для целого ряда стран — Бразилии, Чили, Перу и т.д. — Китай стал главным торговым партнёром. В ближайшие 10 лет Пекин собирается инвестировать в Латинскую Америку 250 миллиардов долларов.

Схожая деловая конференция прошла в Будапеште. Как заявил возглавивший китайскую делегацию Ли Кэцян, Пекин выделит 3 миллиарда долларов на инфраструктурные проекты в Восточной и Центральной Европе. Один из них — строительство китайскими компаниями высокоскоростной железной дороги Будапешт — Белград, начатое в конце 2017 года. Впоследствии её планируется протянуть до греческого порта Пирей. К слову, владельцем последнего является китайская судоходная компания COSCO.

Но, наверное, самой впечатляющей стала динамика экономического сотрудничества Китая с Африкой. Товарооборот, составлявший в 2002 году 10 миллиардов долларов, уже превысил 300 миллиардов. Пекин строит на континенте дороги и порты, электростанции и заводы, помогая миллионам людей приобщиться к развитию и выйти из бедности.

Все эти проекты должны рано или поздно соединиться в одну глобальную сеть, которая и позволит человечеству построить «сообщество единой судьбы». А в роли скрепляющей нити выступает стратегия «Один пояс — один путь». Со времени её старта проложено несколько транспортных коридоров, позволивших существенно укрепить экономические, политические и гуманитарные отношения присоединившихся к стратегии государств.

Сонм хулителей

Достижения Китая наталкиваются на растущее сопротивление капитала, не желающего мириться с утратой своей гегемонии. Критика Пекина усиливается, к ней подключены ведущие западные СМИ, «мозговые центры» и руководители капиталистических держав. В первую очередь Соединённых Штатов.

Заместитель министра финансов США по международным делам Дэвид Малпас прямо заявил, что Пекин прекратил либерализацию своей экономики и тем самым создал серьёзные проблемы для «демократических правительств, ориентированных на рынок». По мнению чиновника, Вашингтон должен жёстко реагировать, настаивая на смене Китаем своего экономического курса.

Мысль Малпаса подхватил министр торговли США Уилбур Росс, обвинивший власти КНР в нарушении правил свободной торговли путём использования протекционистских мер. Кроме того, Пекину поставили в вину промышленный шпионаж, якобы благодаря которому Китай может превратиться в мирового лидера в сфере высоких технологий. А это, подчеркнул Росс, является прямой угрозой Вашингтону. Министр призвал усилить защитные механизмы и ограничить допуск китайской продукции на американский рынок. Дональд Трамп внял советам. 8 марта он подписал распоряжение о введении повышенных ввозных пошлин на сталь и алюминий. Ранее подобные меры были распространены на импорт солнечных панелей и стиральных машин. Главной мишенью этих шагов стал Китай.

Но экономическими мерами нажим на Пекин ограничиваться не будет. Об этом можно судить по недавнему докладу Центра стратегических и международных исследований США с говорящим названием «Встречая китайский вызов. Ответ на управляемую экономику Китая». Его авторы пишут, что единственно правильной реакцией на «хищническую» политику КНР будет разностороннее давление с целью «изменить поведение» Пекина.

И это давление усиливается. В новой стратегии национальной безопасности США Китай наряду с Россией назван основным источником политических, экономических и военных вызовов. Там же содержится объяснение этого выбора: «несбывшиеся надежды на либерализацию Китая и его встраивание в мировой порядок». Преступления тяжелее мировой капитал не знает. Не менее откровенно высказываются в ЦРУ. Там отмечают, что Китай — единственное государство, которое в среднесрочной и долгосрочной перспективе имеет потенциал для конкуренции с США в экономической, военной и разведывательной областях.

К сонму хулителей Китая присоединился госдепартамент. Накануне турне его экс-главы Рекса Тиллерсона по Африке ведомство обрушило на Пекин обвинения в том, что Китай якобы погружает страны континента в долги, поощряет экономическую зависимость и тем самым подрывает их суверенитет. Хотя любой мало-мальски знакомый с ситуацией человек знает, что подобные грехи лежат в первую очередь на совести Запада. Также в Вашингтоне предлагают реанимировать так называемый четырёхсторонний стратегический диалог по безопасности с участием США, Японии, Индии и Австралии — проект военно-политического альянса, о котором впервые заговорили более десяти лет назад.

Антикитайские действия Вашингтона носят всё более агрессивный и провокационный характер. В оборонном бюджете США на 2018 год предусмотрены средства на усиление военного сотрудничества с Тайванем, который в Пекине считают своей неотъемлемой частью. Речь, среди прочего, идёт об активизации совместных учений. Боевые корабли США регулярно заходят в территориальные воды КНР в Южно-Китайском море. А американский журнал «Нэйшнл интерест» сообщил недавно о разработке новых самолётов-«невидимок». Как подчёркивает издание, они смогут прорвать китайскую противовоздушную оборону и нанести по стране ракетно-бомбовые удары. Смена руководства госдепартамента также отражает переход американской внешней политики к более жёстким действиям. Его новый глава Майк Помпео известен как сторонник усиления давления на Китай.

Наконец, в самих США активно подогревается антикитайская истерия. Директор ФБР Кристофер Рэй заявил, что Пекин наводнил страну тысячами шпионов. По его уверениям, их роль исполняют китайские студенты и некоторые профессора вузов. Эта ахинея, заставляющая вспомнить антисоветскую манию американских чиновников, становится сигналом к конкретным действиям. Власти предлагают придать представительствам китайских СМИ в США статус «иностранных агентов», а также усилить наблюдение за деятельностью Институтов Конфуция — китайских культурно-образовательных центров.

Нет никаких сомнений в том, что атаки на Китай будут нарастать. Но это лишь подтверждает правильность пути, выбранного руководством народной республики.

******

Соединенные Штаты Америки также активизировали проникновение в постсоветские республики Центральной Азии. Одна за другой регион посетили несколько делегаций из Вашингтона. Помимо переговоров с официальными лицами, американцы стремятся установить контакты с «гражданским обществом» и сформировать лояльную элиту.

В течение года, прошедшего со смены администрации в Вашингтоне, отношения США с центральноазиатскими странами не отличались интенсивностью. Могло показаться, что американское руководство вообще утратило интерес к региону. По крайней мере, об этом во время своей предвыборной кампании говорил сам Дональд Трамп, называвший различные программы сотрудничества бесполезной тратой денег налогоплательщиков. Но, как и многие другие заявления, теперь эти слова успешно позабыты. Вашингтон усиливает экспансию по всем направлениям.

Но так как одним из главных противников американской гегемонии объявлен Китай,  США не могут не уделить повышенного внимания Центральной Азии с которой  товарооборот КНР  вырос за последние 25 лет в 60 раз и  через постсоветские республики проложены транспортные коридоры, связавшие Китай с Ближним Востоком и Европой.

Немудрено, что в последнее время в Центральную Азию зачастили американские делегации. 1—2 февраля Узбекистан посетили представители госдепартамента во главе с первым заместителем помощника госсекретаря по делам Южной и Центральной Азии Элис Уэллс. В Ташкенте делегация из США встретилась с рядом высокопоставленных чиновников, включая министра иностранных дел Абдулазиза Камилова, а также с депутатами парламента. На переговорах поднимались вопросы экономического сотрудничества и укрепления контактов в области безопасности. По словам Уэллс, Вашингтон будет расширять с Узбекистаном стратегическое партнёрство. Как было отмечено, в республике работает 171 компания с участием американского капитала. Стороны договорились работать над увеличением их числа.

Делегация госдепа не жалела похвал в адрес президента страны Шавката Мирзиёева. «Глава республики хочет направить её в русло демократического развития, и это воодушевляет, — заявила Элис Уэллс. — США всегда поддерживали Узбекистан, его суверенитет, независимость. У нас есть общая заинтересованность в установлении стабильности и обеспечении устойчивого развития Центрально-Азиатского региона».

Отдельную встречу заокеанские гости провели с активистами «гражданского общества» — «независимыми» журналистами и блогерами. Это отражает излюбленную тактику Вашингтона: формировать прозападную элиту, способную оказывать влияние на принятие государственных решений.

Другая делегация госдепартамента посетила в начале февраля Таджикистан и Киргизию. Её возглавил заместитель помощника государственного секретаря по делам Афганистана и Центральной Азии Генри Эншер. Первой остановкой стал Душанбе. На переговорах с главами МИД, МВД, минобороны и министерства экономики Таджикистана обсуждались международные и двусторонние вопросы, включая расширение сотрудничества. Как и в Ташкенте, американцы встретились с представителями неправительственных организаций и журналистами.

От привычного сценария делегация госдепа не отошла и в Бишкеке. «В ходе переговоров была отмечена важность развития торгово-экономического сотрудничества между двумя странами и привлечения прямых инвестиций в республику», — отмечается в сообщении МИД Киргизии. Кроме того, Эншер встретился с участниками программ обмена и лидерами «гражданского общества».

Очевидно, что последними визитами США «прощупывали почву». Полученные результаты будут использоваться для принятия конкретных решений, среди которых может быть подкуп путём оказания финансовой помощи или более активное сотрудничество с неправительственными организациями. Примеры уже есть. Спустя считаные дни после визита Генри Эншера стало известно о выделении Вашингтоном 1 миллиарда сомов (840 млн рублей) на поддержку системы образования Киргизии. Истинные же задачи подобных программ лежат на поверхности: это увеличение американского влияния и, как следствие, снижение влияния других держав.

Сергей Кожемякин,

политический обозреватель


Вы можете обсудить этот материал на наших страницах в социальных сетях