Италия добивает ЕС


Кажется, один из самых затяжных в Италии политических кризисов завершился. Напомню, что 4 марта нынешнего года в Италии прошли парламентские выборы, которые привели к серьезным изменениям в расстановке политических сил в стране. 

Политическое движение «Пять звезд», основанное в 2009 г. популярным комиком Беппе Грилло, до недавнего времени многими как в Италии, так и за ее пределами воспринималось как эпатажное, популистское и маргинальное. Однако партия «Пять звезд» неожиданно на прошедших выборах получила почти треть голосов. Оппозиционные партии «Лига Севера», «Вперед, Италия» и «Братья Италии» набрали 37 процентов. Правящая Демократическая партия, находившаяся у руля власти на протяжении последних пяти лет, проиграла. Возникла ситуация, при которой никому не удалось получить правящее большинство. 

Начались длительные и непростые переговоры между лидерами упомянутых выше четырех правоцентристских партий. В конечном счете сложилась коалиция «Пяти звезд» и «Лиги Севера». 

Почти через три месяца после выборов (в третьей декаде мая) двумя партиями был согласован состав коалиционного правительства. На пост премьера была предложена кандидатура известного евроскептика 54-летнего юриста Джузеппе Конте. 

Состав нового правительства в Италии утверждает президент страны. Однако неожиданно нынешний президент Серджо Маттарелла забраковал одну из кандидатур будущего кабинета министров. А именно кандидатуру 81-летнего экономиста Паоло Савоны, которую выдвинула «Лига Севера» на пост министра экономики и финансов. Маттареллу не устроило чрезмерно негативное отношение Савоны к евроинтеграции и его призывы к выходу Италии из еврозоны... 

(Опускаем перепетии стодневного закулисья.) 

Подытоживая события последних трех месяцев в Италии, можно сказать однозначно: евроскептики не только резко усилили свои позиции, но и стали решающей политической силой в стране. Ожидали, что в 2017 г. такой победы удастся добиться евроскептикам на выборах в Австрии, Франции, Нидерландах. Однако не получилось. А вот Италия оказалась самым слабым для евроинтеграторов звеном в Евросоюзе. От своих предвыборных обещаний правящая коалиция партий «Движение пяти звезд» и «Лига Севера» отказываться не собирается. Более того, у нее есть немало единомышленников среди двух других политических правоцентристских партий, прошедших в парламент («Вперед, Италия» и «Братья Италии»). 

Напомню, что в мае коалиция согласовала программу своих действий из тридцати пунктов. Никаких изменений она в ходе политического обострения последних дней мая не претерпела. Уже после одобрения президентом нового правительства Джузеппе Конте и лидеры двух партий подтвердили, что будут последовательно и настойчиво проводить программу в жизнь. Среди пунктов программы значатся такие, как отмена антироссийских санкций, выстраивание стратегических отношений с Москвой, пресечение нелегальной иммиграции, усиление социального обеспечения граждан, пересмотр ряда европейских соглашений и отношений с Брюсселем. 

Остановлюсь на последнем из названных пунктов. Коалиция через посредство нового правительства планирует предъявить Брюсселю два важнейших требования: 

1) списать с Италии 250 млрд евро (почти 300 млрд долл. США) долга перед Европейским центральным банком; 

2) отменить для Италии бюджетно-финансовые ограничения, которые были установлены еще Маастрихтским соглашением 1992 г. (по предельной величине дефицита бюджета, по уровню долга, по процентным ставкам государственных долговых бумаг и т.п.) и которые де-факто уже давно перестали соблюдаться Италией и рядом стран ЕС. 

Отказ от выполнения Брюсселем требований Рима неизбежно приведет к выходу Италии из еврозоны. А ведь Италия – третья по экономическому потенциалу страна в еврозоне (всего там 19 государств) после Германии и Франции. Некоторые эксперты пытаются доказать, что, мол, ничего страшного не произойдет. Из еврозоны Италия выйдет, но ведь в Европейском союзе она останется. 

Но режим и дисциплина в рамках Европейского союза намного более либеральны, чем в еврозоне. Многие решения и директивы Европейского союза Рим уже выполняет спустя рукава или вообще не выполняет. По своим последствиям выход Италии из еврозоны может оказаться даже более разрушительным, чем выход Великобритании из Европейского союза (она, как известно, в еврозоне не была). 

Согласие Брюсселя на выполнение требований Рима не менее опасно, чем отказ. Что касается Маастрихтских соглашений, то их уже давно никто не выполняет. Из 19 стран, входящих в еврозону, нормативы выполняют лишь единицы. 

Так, предельный уровень суверенного долга устанавливается в размере 60% ВВП. В Европейском союзе (всего 28 государств), по данным Евростата, на сегодняшний день средний показатель суверенного долга уже составляет 81,6%. А в еврозоне он еще выше – 86,7%. 

Даже у хваленой Германии, «локомотива» европейской интеграции, этот показатель уже несколько лет держится на уровне 70%. Уже не приходится говорить о странах южной Европы. Та же Италия в конце прошлого года имела показатель, равный почти 132% (второе место от конца после Греции). Третье место от конца заняла Португалия с показателем 125,7%. У Испании и Франции относительный уровень суверенного долга приблизился вплотную к 100%. 

Итак, новое правительство Италии будет требовать от Брюсселя лишь признания того, что Маастрихтские соглашения уже давно превратились в макулатуру. Признать это еврочиновникам тяжело, почти невозможно. Ведь такое признание означает, что евроинтеграция уже давно осуществляется вне правового поля. Что, строго говоря, из Европейского союза или по крайней мере из еврозоны надо исключить хронических нарушителей. А кто же тогда останется в единой Европе? 

Вот список стран, которые получили положительную оценку, согласно Маастрихтским критериям: Эстония, Люксембург, Болгария, Чехия, Румыния, Дания. По ряду других, не очень значимых, стран уже есть вопросы. А вот Германию, Францию, Италию, Испанию точно надо исключать за «неуспеваемость». 

Требования Рима к Брюсселю подобны ультиматуму ученика, который согласен продолжать обучение в школе, но при этом не получать оценок. Очевидно, что при такой постановке вопроса ставится под вопрос необходимость и учителей, и директора школы. 
А что значит списать итальянский долг на сумму 250 млрд евро? Это гигантская сумма, примерно равная той помощи, которую получила Греция с начала текущего десятилетия в виде реструктуризации ее суверенного долга и кредитов из фондов ESM (Европейский стабилизационный механизм) и Международного валютного фонда. 

При этом, между прочим, никакого радикального оздоровления греческой экономики так и не произошло. Уровень суверенного долга как держался у Греции на планке 170% ВВП, так и остается на этом уровне. 

Как говорится, «Боливар не вынесет двоих». На Италию денег уже нет. О каких 250 млрд евро может идти речь, когда Брюссель не знает, как закрыть дыру в бюджете ЕС, образовавшуюся после выхода Великобритании из Евросоюза? Дыра оценивается в 7 млрд евро (разница между взносами Великобритании и суммами, которые она получала из евробюджета). 

Думаю, что упомянутые выше требования нового итальянского правительства уже лишили еврочиновников из Брюсселя сна и покоя. Европейскому союзу фактически поставлен ультиматум. Два возможных варианта реагирования Брюсселя на этот ультиматум одинаково плохи для евроинтеграторов. 

Валентин Катасонов,

профессор


Вы можете обсудить этот материал на наших страницах в социальных сетях