Гримасы капитализма. Погасшие лампочки рыночной экономики


Правительство Таджикистана предупредило население о возможных веерныхотключениях электроэнергии. Чиновники объясняют проблему маловоднымпериодом, хотя это может быть не единственной причиной. Схожая ситуацияскладывается и в Киргизии.

Выделить какой-то один, наиболее характерный признак постсоветского развитияТаджикистана — задача непростая. За это первенство могут поборотьсяэкономическая разруха, раны гражданской войны, массовая трудовая миграция. И, конечно же, перебои в поставках электроэнергии. На протяжении многих лет в октябре или в лучшем случае в ноябре в республике вводились жёсткие лимитыпотребления. Свет подавался лишь на 4—5 часов в сутки, а то и меньше. Этотрежим действовал до марта — апреля, чтобы спустя полгода повториться.

Причины явления — в особенностях таджикской энергетики. Свыше 90 процентовеё производственных мощностей приходится на ГЭС и, как следствие, зависит от речного стока. И если в тёплые месяцы года с наполняемостью водохранилищпроблем не возникает и страна имеет возможность производить электроэнергиюсверх собственных потребностей, то с наступлением холодов ситуацияухудшается. В советское время выход был найден благодаря созданиюобъединённой энергосистемы Средней Азии. Делясь летом своимэлектричеством, зимой республика получала его от тех соседей, где оновырабатывается на тепловых электростанциях. С развалом СССР такаякооперация сошла на нет, оставив Душанбе один на один с проблемой.

И вот три года назад президент Таджикистана Эмомали Рахмон объявил о концеэпохи ограничений. По его словам, модернизация столичной ТЭЦ и ввод первыхдвух гидротурбин Рогунской ГЭС позволят стране не только забыть об экономии, но и стать крупнейшим экспортёром электроэнергии в регионе.

Реальность, казалось, подтверждала смелые заявления Рахмона. Ежегодныевеерные отключения прекратились, республика стала поставлять электроэнергиюв Афганистан, Узбекистан и Киргизию. Поэтому обращение кабинета министров, опубликованное 28 июля на официальном интернет-сайте президента, стало для жителей настоящим потрясением. Правительство призвало жителей «правильно воспринять ограничения», вводимые национальным энергохолдингом «Барки Точик», и экономно расходовать электроэнергию. Впрочем, подробностей того, насколько масштабными будут эти ограничения и сколько они продлятся, в документе не оказалось.

Чиновники предпочли акцентировать внимание на причинах кризиса. Из-за малоснежной зимы 2019—2020 годов, утверждают они, резко сократился сток рекВахш и Пяндж. Из-за этого уровень воды в Нурекском водохранилище снизился на целых 17 метров. Заявив, что такая ситуация в Таджикистане возникла впервые, правительство назвало ограничения единственной возможностью избежатьпроблем в зимний период. По этой же причине прекращён экспорт электроэнергиив Узбекистан и Афганистан.

Официальные объяснения, однако, подвергаются некоторыми жителями сомнению. Они указывают на несоответствие данных по поставкам электроэнергии, предоставляемых Душанбе и Ташкентом. По утверждениютаджикских властей, за первые шесть месяцев этого года в Узбекистан былоэкспортировано 358 миллионов кВт-ч. В то же время в Ташкенте сообщили, чтосреднесуточный объём закупок составлял 12 миллионов кВт-ч. Это значит, чтовсего за месяц республика импортировала электроэнергии больше, чем указано в отчётах таджикских властей за полгода. Другими словами, быстрое падениеуровня воды в Нурекском водохранилище может быть связано с неучтённымиофициальной статистикой объёмами производства.

Недовольство населения, пока проявляющееся в основном в социальных сетях, вынудило власти пойти на некоторые уступки. В «Барки Точик» спустя несколькодней заявили, что уровень воды в резервуарах, питающих ГЭС, постепеннорастёт, а потому необходимость введения лимитов может отпасть. Однаковеерные отключения всё же начались. Под предлогом ремонтно-профилактических работ каждый день света лишаются целые районы и города.

С острым дефицитом может столкнуться и Киргизия. Меньше года назад её властиговорили о перспективах экспорта электроэнергии в Китай, Южную и Юго-Восточную Азию, а сегодня допускают её нехватку для внутренних нужд. В Токтогульском водохранилище, обеспечивающем работу крупнейшей в странеГЭС, воды оказалось на два с лишним миллиарда кубометров меньше, чем в прошлом году. Чтобы к концу осенне-зимнего периода уровень не упал до критической отметки, чиновники заявляют о необходимости «рациональногоиспользования водно-энергетических ресурсов».

Подобные формулировки заставили вспомнить о веерных отключениях 2008—2009 годов. Для руководства страны эти аналогии крайне нежелательны, ведьтогдашний энергетический кризис подготовил почву для смены власти в 2010 году. Поэтому слово решил взять сам президент. «Население не останется без света, — заявил Сооронбай Жээнбеков. — Если мы станем испытывать трудности, будутприняты меры по привлечению электроэнергии извне. Если… начнёт поступатьбольше воды, то не будет необходимости для покупки электроэнергии. Даст бог, мы сможем выйти из ситуации своими силами».

К сожалению, ссылками на высшие силы очень часто прикрываются собственныеошибки и даже преступления. После разрушения СССР энергетика Киргизиифактически была пущена на самотёк. Отсутствие вложений для создания новыхмощностей и даже поддержания уже существующих, многочисленныекоррупционные схемы превратили отрасль из гордости страны в источник всёновых и новых проблем. Но признавать свою ответственность власти не хотят. И главной жертвой, как обычно, становятся простые люди.

Сергей Кожемякин


Вы можете обсудить этот материал на наших страницах в социальных сетях