Парадоксы в стиле пароксизмов


Главное событие недели мне подсказала интуиция: в минувшую пятницу Михаил Саакашвили заявил, что Государственная миграционная служба Украины отказывается реагировать на его заявление о предоставлении убежища в Украине. «Истекли все сроки», – пожаловался Саакашвили («Украинские новости»).

Маленькая информашка, а означает многое. Что 17 октября неистовый грузин вряд ли прибудет в Киев «делать революцию». Что он воистину человек без паспорта и элементарный нелегал, которого можно задерживать и депортировать. И, наконец, что через миграционную службу ему передали секретную телеграмму из Вашингтона: «Тикай, Миша, все открылось!»

В субботу, 14 октября, праздников навалили, как в торбу. Раньше-то один был – Покров Пресвятой Богородицы, а нынче к нему присобачили еще три. День украинского казачества, День защитника Украины и день основания УПА. Богородице тут впору покровом укрыться, чтобы не видеть, как в ее день штурмовики с факелами маршируют. Причем большинство не в Бога верят, а в черта.

Ну, это проза… А вот истинная поэзия была в речи Петра Алексеевича нашего Порошенко на церемонии принесения клятвы воспитанниками Киевского военного лицея имени Ивана Богуна. Прямо возле Софийского собора.

Цитирую полностью, чтобы соотечественники насладились в полной мере: «Наполеон, говорят, утверждал, что в ранце каждого солдата лежит маршальский жезл. Нет никаких сомнений, что среди этих не по возрасту возмужалых подростков стоят будущие офицеры и генералы, послы и министры. Возможно, будущий президент. И, возможно, даже генеральный секретарь НАТО, потому что Украина обязательно станет членом альянса», – сказал Порошенко.

Велик интеллект Петра Алексеевича и его спичрайтеров! Какие карьерные вершины он наметил возмужалым подросткам: офицер, генерал, президент и «возможно, даже  генеральный секретарь НАТО». Выше генсека НАТО, понятно, только Бог. А выше Бога, тоже понятно, президент США. Но Петр Алексеевич не решился упомянуть это «святое имя» всуе.

Если бы в прошедшую неделю по Украине проходил конкурс парадоксов в стиле пароксизмов, его бы выиграл земляк Петра Алексеевича премьер-министр Украины Владимир Гройсман. Выступая в эфире «Пятого канала», Гройсман объяснил катастрофическое обнищание народа украинского тем, что Украина стала успешной европейской державой. И буквально на пальцах объя­снил народу-тугодуму цепочку взаимосвязей: нищета проистекает из-за повышения цен на продукты, а цены растут от того, что Украина стала страной-экспортером продуктов питания, продает их в Европу и получает прибыль в европейской валюте…

Нищета, вытекающая из успешности! – да за такое изобретение надо давать Нобелевскую премию за прикладную наперсточную экономику. Хотя, с другой стороны, сразу чувствуется хватка матерого рыночника – недаром ведь юный Вова в 16 лет стал директором рынка. Несмотря на то, что владельцем рынка был родной папа. С рынком справился, а уж со страной как-нибудь разберется.

Ассоциативно вспомнился незабвенный спикер Иван Плющ с его незабвенной фразой: «Не надо впихивать невпихуемое!» Не так уж и много времени прошло, как Гройсман формулировку Плюща опроверг.

Но не одним Гройсманом жива Украина, у нас есть еще глава МИДа Павел Климкин. У меня относительно Климкина всегда всплывает в памяти советская классика: «– Я скажу вам откровенно, – отвечала панама, – Сноудену пальца в рот не клади. Я лично свой палец не положил бы» (Ильф и Петров, «12 стульев».

Так вот, Климкин – это и «голова», и «пикейный жилет» в одном лице. Бьется сейчас наш Климкин на венгерском и румынском фронтах, отстаивая Закон «Об образовании». Вот какой «палец» положил Климкин в европейские рты на брифинге в Бухаресте: «Мы сделали исключение в законе для языков Европейского союза. Предметы также могут изучаться на языках ЕС. Это четко записано в образовательном законе».

И что же мы видим на этой интересной картинке? А то, что речь идет исключительно о языках членов ЕС – Венгрии, Румынии, Польши, Болгарии. Если это положение утвердит Венецианская комиссия, то русский язык получается не европейским. Но тогда автоматически и украинский, имеющий русский языковый фундамент, – не европейский. Что делать, придется Климкину палец откусывать…

Вообще же вся прошедшая неделя была посвящена Закону «Об образовании». О тотальной украинизации, которая вытекает из этого закона, никто, разумеется, на просторах украинских СМИ не говорил. Но проговаривались. Как, например,  Лилия Гриневич, министр образования и науки, в эфире телеканала «1+1: «Любые созданные «языковые гетто» – это всегда политически уязвимая территория для территориальных претензий. Посмотрите, что было в Крыму. В Крыму вообще не было украинского языка», – сказала она.

Гриневич не понимает, что она сказала. А сказала она вот что: надо превращать Украину в одно большое гетто, тогда оно будет политически неуязвимой территорией.

Незнание смыслов такой тонкой материи, как язык, надо искать в биографии министра образования. Она биохимик-преподаватель и экономист-менеджер; оба образования получила во Львове. А вот реформировать образование в режиме русофобии ее учили в Варшавском (Польша) и Колумбийском (США) университетах.

Евгений Коротков


Ви можете обговорити цей матеріал на наших сторінках у соціальних мережах