К досрочным президентским выборам в Таджикистане. По прагматическому сценарию


Президентские выборы в Таджикистане пройдут досрочно, почти на месяц раньше положенного срока. Это решение связано с опасениями власти перед углублением кризиса и призвано обеспечить незыблемость правления нынешнего режима.

Пока большинство соседних стран с головой погружены в борьбу с пандемией коронавируса, таджикские власти демонстрируют подчёркнуто бодрый настрой. Одним из его проявлений стало продолжавшееся целых два дня — 5 и 6 августа — совместное заседание обеих палат парламента. На нём депутаты единогласно постановили провести выборы главы государства не 6 ноября, как планировалось прежде, а 11 октября.

Официальную позицию депутатского корпуса представил вице-спикер нижней палаты парламента Махмадали Ватанзода. По его словам, начало октября обычно является сухим и тёплым периодом. «Таджикистан — горная страна, осенью и зимой поездки в отдалённые районы затруднены из-за проливных дождей и периодического закрытия дорог. Запланированные на октябрь выборы будут способствовать свободной предвыборной деятельности и в целом окажут положительное влияние на избирательный процесс», — заявил Ватанзода.

Парламентарий не пояснил, почему на эти климатические неудобства обратили внимание только сейчас. Дело в том, что абсолютно все президентские выборы в Таджикистане начиная с 1990 года проводились именно в ноябре. Куда правдоподобнее другой мотив, также обнародованный вице-спикером. Перенос выборов на октябрь, отметил он, позволит провести предвыборные мероприятия с соблюдением требований гигиены и предотвратить риск распространения инфекционных заболеваний.

Сообщив о первых фактах заражения коронавирусом только в конце апреля, власти страны довольно скоро отчитались о том, что ситуация взята под контроль. Количество ежедневно регистрируемых новых случаев вот уже месяц не превышает 50 человек, а число летальных исходов составило за всё время 62. Это в двадцать с лишним раз меньше, чем в соседней Киргизии.

По утверждению директора Центра стратегических исследований при президенте Таджикистана Хуршеда Зиёи, разгадка этого «феномена» лежит в своевременных мерах правительства, а также в особенностях… таджикского солнца. «Его ультрафиолет может уничтожить все виды вирусов», — заявляет он.

На вопрос, почему же ультрафиолетовые лучи не справляются с коронавирусом даже в ещё более тёплых странах, например, в Саудовской Аравии, Зиёи ответил, что там нет столь же чистого и прозрачного воздуха.

Официальные данные, однако, вызывают серьёзные сомнения. Ещё весной республика столкнулась с тяжёлой вспышкой внебольничной пневмонии. Аналогичные процессы пережили Казахстан и Киргизия, причём там случаи пневмонии объединили с коронавирусной инфекцией. В Таджикистане этого делать не стали, что может указывать на сознательное занижение размаха эпидемии.

Как поведёт себя COVID-19 с наступлением холодов, никто пока предсказать не может. Не исключено, что республику накроет «вторая волна» и скрывать масштабы проблемы будет намного труднее. Поэтому перенос выборов на более ранний срок является чисто прагматическим шагом.

Не может не беспокоить руководство страны и состояние экономики. Пока чиновники утверждают, что серьёзного урона пандемия не нанесла. Министр экономического развития и торговли Завки Завкизода заявил на днях, что ВВП страны не только не ушёл в минус, но и увеличился по итогам первого полугодия на 3,5 процента.

Год же, продолжают власти, Таджикистан завершит с почти 5-процентным ростом. Подобные реляции также не вызывают доверия. Хотя бы потому, что существенно снизились денежные переводы от трудовых мигрантов, обеспечивающие треть ВВП.

За шесть месяцев они составили 999 миллионов долларов — на 174 миллиона меньше, чем за аналогичный период прошлого года. Объём оптовой и розничной торговли уменьшился за то же время на 5,2 процента.

Как бы то ни было, избирательная кампания уже началась. 7 августа центризбирком республики утвердил её календарный план, объявив о формировании 68 избирательных округов. Правом выдвижения обладают политические партии, профсоюзы, союз молодёжи Таджикистана и законодательные органы власти регионов страны. Среди требований к кандидату — возраст старше 30 лет, высшее образование, свободное владение таджикским языком и проживание на территории республики не менее 10 лет.

Имя главного претендента будет официально объявлено 3 сентября. В этот день состоится съезд правящей Народно-демократической партии Таджикистана. Скорее всего, её выдвиженцем вновь станет Эмомали Рахмон, занимающий президентское кресло с 1992 года. Сами же выборы фактически будут формальностью.

Если семь лет назад, когда Таджикистан в последний раз избирал президента, в стране существовала оппозиция в лице Партии исламского возрождения (ПИВТ), то теперь реальная политическая борьба в республике отсутствует. С осторожной критикой властей выступает лишь маловлиятельная Социал-демократическая партия, остальные полностью поддерживают правительственный курс.

И всё же полной уверенности у Рахмона и его окружения, по-видимому, нет. По данным СМИ, в последние дни было арестовано несколько руководителей запрещённой в 2015 году ПИВТ.

Среди них бывшие члены высшего политсовета партии Джалолиддин Махмудов и Исломиддини Файзали. Судя по всему, властям нужно, чтобы выборы прошли без сучка и задоринки.

Это необходимо для безболезненной передачи полномочий. Напомним, сын президента Рустам Эмомали в апреле был избран спикером высшей палаты парламента.

Это позволяет ему наследовать отцу в случае сложения последним своих полномочий.

Не исключено, что такой транзит в Душанбе планируют осуществить во время следующего срока полномочий Рахмона. Поэтому нынешние выборы должны пройти тихо и мирно, без помех в виде экономического кризиса, коронавируса и политических оппонентов.

Сергей Кожемякин


Ви можете обговорити цей матеріал на наших сторінках у соціальних мережах