ЗАМЕТКИ О НОРМАХ ЛЕНИНСКОЙ ПАРТИЙНОЙ ЭТИКИ

ЗАМЕТКИ О НОРМАХ ЛЕНИНСКОЙ ПАРТИЙНОЙ ЭТИКИ


Нормы или принципы партийной этики есть нравственные нормы или принципы (исходные положения), определяющие внутрипартийные отношения в борьбе Коммунистической партии за власть.

Отсюда вытекает принцип единства нравственного и политического поведения каждого члена парти и всей партии, сформулированный Лениным: «Ложная фраза, ложное хвастовство есть гибель нравственная — верный залог гибели политической».

Партийная этика — это не нечто отвлечённое от конкретной повседневной деятельности партии. Она составляет нравственную основу данной деятельности, а стало быть, и нравственный авторитет партии».

Размытость названной основы, прежде всего отсутствие в ней сознательной, по Ленину, железной дисциплины («ибо только сознательная дисциплина может быть действительно железной», — отмечал Сталин), с неизбежностью ведёт к кризису партии, когда встаёт вопрос: быть ей или не быть. Именно в такой момент всё решает её способность к открытой созидательной критике и самокритике.

Х съезд РКП(б).

Выход из кризиса

Нормы партийной этики наиболее интенсивно вырабатывались в нашей партии в драматические, кризисные периоды её истории. Так было в 1920—1921 годах. Вопрос о единстве РКП(б) стоял тогда как вопрос о её существовании и, соответственно, как вопрос о существовании Советской власти.

В РКП(б) вызрел уклон, охарактеризованный Лениным как анархо-синдикалистский. Что означало, возьми верх этот уклон, подмену руководящей роли партии профсоюзами.

Главными оппонентами Ленина — Троцким, Бухариным, Шляпниковым, Коллонтай — за профсоюзами признавалась ведущая роль по управлению производством и всей страной.

Наибольшей ожесточённостью в критике существующего положения дел в партии молодой Советской республики отличался Троцкий. Он бросил в партийные ряды и в беспартийную рабочую среду два главных своих тезиса: о «перетряхивании» прежних партийных кадров, якобы сплошь заражённых бюрократизмом, и о введении «производственной демократии» на производстве.

Троцкий явно метил на роль вождя партии. В данный критический период Ленин болел и вступил в борьбу с анархо-синдикалистскими уклонистами, едва оправившись от болезни.

До Х съезда партии, на котором она преодолела своё кризисное состояние, Владимир Ильич пишет три работы, в коих особое внимание уделяет партийной этике: «О профессиональных союзах, о текущем моменте и об ошибках Троцкого» (1920 г.), «Кризис партии» (1921 г.), «Ещё раз о профсоюзах, текущем моменте и об ошибках Троцкого и Бухарина» (1921 г.).

Съезд длился с 8 по 16 марта 1921 года. Ленин выступил на нём 12 раз, включая три основных доклада съезду: «Отчёт о политической деятельности ЦК РКП(б)», «Доклад о замене развёрстки натуральным налогом» (в нём Ленин раскрыл главную причину кризиса Советской власти — невозможность для крестьянства, то есть громадного большинства трудящихся, терпеть по окончании Гражданской войны политику военного коммунизма. Он прямо сказал о кризисном состоянии страны: голод от неурожая 1921 года, разруха, безработица), «Доклад о единстве партии и анархо-синдикалистском уклоне» (профсоюзы по-французски — синдикат).

Настоятельно советуем, в особенности молодым коммунистам, познакомиться с ленинскими нормами партийной этики, прочесть или заново перечесть предсъездовские работы Ленина и все его выступления на Х съезде РКП(б). В них нормы партийной этики и, главное, партийной критики суть одно. На некоторых последних мы и остановимся.

Важнейшая из них: «Всякий выступающий с критикой должен... по форме критики учитывать положение в партии среди окружающих её врагов..., чтобы критика велась по существу дела, отнюдь не принимая форм, способных помочь классовым врагам пролетариата».

Критика и критиканство

Ленин всегда был за открытую критику: «Пусть партия знает всё!» Открытую для общества: «Побольше света!» Но он же всегда считал недопустимой подмену критики по сути дела критикой личностных качеств оппонента, то есть критиканством за неимением контраргументов. Это, по Ленину, не критика, а дрязги, чем страдал Троцкий при всём его даре оратора.

На Х съезде Ленин отмечал: «У Троцкого ошибка: односторонность, увлечение, преувеличение, упрямство».

И далее: «Тов.Троцкий говорит, что тт. Томский и Лозовский — профессионалисты — виноваты в том, что развивают в своей среде дух неприязни к новым работникам. Но ведь это чудовищно. Надо быть почти больным, или такой горячкой, которая меры не знает, чтобы говорить так.

Из этой торопливости вытекает, что спорят, идут с платформами, ищут кто виноват, и выходит, что всё в корне испорчено.

Вы знаете, когда люди поссорятся, то что будет через два дня, — они родственников до десятого колена вспомнят и будут рассказывать. Спрашиваем: «Ты из-за чего поссорился?» — «Да вот у него тётка, а у него дедушка» — «Нет, не сейчас, а вот тогда из-за чего поссорился?» Оказывается, что за два дня наплели столько разногласий».

На первый взгляд может показаться, что Ленин упрощает критицизм Троцкого. Ведь умён же был его главный оппонент.

Умён, да слишком торопился встать вровень с гением. И в увлечении своём опускался до обывательщины, до критиканства. Ведь выдумал же он так называемую производственную демократию.

И на этом заигрывал с рабочим классом. Ленин одной фразой разбил теоретическую «новистику» Троцкого: «Производство вечно, а демократия отомрёт с исчезновением классов».

Низведение критики до дрязг, до мещанской обывательщины, до спора без знания его предмета — всё это позволяет классовым врагам пролетариата представить ему коммунистов как склочников, как далёких от умственной и нравственной культуры.

Ленинские нормы партийной этики с безусловностью вбирают в себя объективность критики, от кого бы она ни исходила — от большинства или от меньшинства.

Так, в проекте резолюции, написанной Лениным по его докладу «О единстве партии», мы читаем: «Отвергая принципиально тот уклон в сторону синдикализма и анархизма, разбору которого посвящена особая резолюция, и поручая Центральному Комитету провести полное уничтожение всякой фракционности, съезд заявляет в то же время, что по вопросам, привлекавшим особое внимание, напр. группы так называемой «рабочей оппозиции», об очистке партии от непролетарских и ненадёжных элементов, о борьбе с бюрократизмом, развитии демократизма и самодеятельности рабочих и т.п., какие бы то ни было деловые предложения должны быть рассматриваемы с величайшим вниманием и испытываемы на практической работе».

Отношениям меньшинства и большинства Ленин уделял исключительно большое внимание. За веру в единство партии «как никогда», в чём заверял нас каждый новый генсек после смерти Сталина, мы — КПСС — жестоко поплатились.

Ведь это заверение означало, что для критики как средства творческого развития партии нет больше оснований.

Что партийная мысль постепенно умирает, будучи не в состоянии выйти за пределы того, что сказал генеральный секретарь (имярек).

Надо отделять меньшинство инициативной созидательной критики от меньшинства внутрипартийного диссидентства, уже обозначившего признаки фракционности: стремление создать групповую дисциплину и игнорировать решение вышестоящих органов партийного руководства, разделение партийной организации первички, района, города и области на «наших» и «не наших».

Нормы партийной этики вырабатывались в борьбе за единство партии на основе созидательной критики, означающей не только вскрытие ошибок, но и активное участие в их преодолении на практике.

Одна из нередко встречающихся ошибок — отказ инициативному критическому меньшинству в праве быть представленным в руководящих партийных органах, дабы оно имело возможность участвовать в выработке общей партийной линии.

Х съезд РКП(б) — наглядный пример тому. Главным вопросом критики на нём являлся вопрос об отношении правящей партии Советского государства к крестьянству, о чём уже говорилось выше.

Решать данный вопрос предстояло в условиях, по Ленину, отчаянно трудных: разруха в экономике страны, анархия производства, нарастающее недовольство рабочего класса наряду с крестьянством. В этих условиях дискуссия о профсоюзах, зачинщиками которой были Троцкий и его сторонники, являлась, по словам Ленина, непозволительной роскошью для РКП(б).

Результатом созидательной ленинской критики на Х съезде партии явилась замена развёрстки продналогом. Это позволило преодолеть кризис и укрепило союз пролетариата и крестьянства.

Ответственность за судьбу партии

Ещё раз вернёмся к внутрипартийным отношениям. Именно в них воплощаются или не воплощаются нормы партийной этики: товарищеское равенство и прежде всего в будничной партийной работе и в критике, невзирая на лица, в открытости для выяснения причин возникших противоречий и трений, в поисках товарищеских компромиссов для их преодоления.

На последнем остановимся особо. Вместо поиска названных компромиссов (конечно же, не в ущерб чести и достоинству ни одной из сторон), увы, чаще всего оппоненты встают на путь враждебных отношений, чем делают возникшие противоречия неразрешимыми.

Дело доходит до личной вражды…

В завершение наших заметок скажем ещё об одной норме партийной этики — обязательности самокритики.

В самокритике исключительно важное значение также имеет акцентирование внимания на такой этической норме, как ответственность руководителя за руководимых.

Без этого ответственность за судьбу парти будет лишь декларацией. Отвечать за ошибки, промахи и заблуждения руководимых тобой чрезвычайно нелегко.

Но если нет у тебя к этому готовности, то не берись руководить.

И наконец ещё об одной этической норме самокритики — о готовности признать свои ошибки прямо, без обиняков.

И здесь нам не обойтись без обращения к одному из выступлений Ленина на Х съезде РКП(б). «Последнее, что я хотел бы вам сказать, — говорил он, — за что я вчера должен был себя обругать дураком, это то, что я проглядел тезисы т. Рудзутака. Рудзутак имеет тот недостаток, что не умеет говорить громко, внушительно, красиво. Не заметишь, пропустишь мимо».

Речь у Ленина шла о тезисах комиссии, разработавшей во главе с Рудзутаком систему практических мер по улучшению хозяйственных дел.

Троцкий счёл для себя унизительным работу в этой комиссии, но был упрям в отстаивании своей «производственной демократии».

По данному поводу Ленин заметил: если спешишь заявить тот или иной тезис, не проверенный практикой, лучше помолчи.

Здесь хочется поставить точку. Но вопрос о ленинских нормах в партийной этике требует более всестороннего рассмотрения. Так что пока ограничимся высказанными заметками и поставим многоточие...

Юрий Белов


Ви можете обговорити цей матеріал на наших сторінках у соціальних мережах