ПЛАН “ОСТ”. О нацистской программе истребления целых народов


Накануне 80-и летия вероломного нападения нацистской Германии на Советский Союз публикуем материал о поистине людоедским фашистком  генеральном плане «Ост» – плане порабощения и уничтожения народов СССР, еврейского и славянского населения завоеванных территорий.

Представление о том, как нацистская верхушка видела ведение войны на уничтожение, можно составить уже из выступлений Гитлера перед высшим командным составом вермахта 9 января, 17 и 30 марта 1941 г.

Фюрер заявлял, что война против СССР будет «полной противоположностью нормальной войне на Западе и Севере Европы», в ней предусматривается «тотальное разрушение», «уничтожение России как государства».

Пытаясь подвести идейную базу под эти преступные замыслы, Гитлер объявил, что предстоящая война против СССР будет «борьбой двух идеологий» с «применением жесточайшего насилия», что в этой войне предстоит разгромить не только Красную армию, но и «механизм управления» СССР, «уничтожить комиссаров и коммунистическую интеллигенцию», функционеров и таким путём разрушить «мировоззренческие узы» русского народа.

28 апреля 1941 г. Браухичем был издан специальный приказ «Порядок использования полиции безопасности и СД в соединениях сухопутных войск». Согласно ему с солдат и офицеров вермахта снималась ответственность за будущие преступления на оккупированной территории СССР. Им предписывалось быть безжалостными, расстреливать на месте без суда и следствия всех, кто окажет хотя бы малейшее сопротивление или проявит сочувствие партизанам.

Гражданам было уготовано либо изгнание в Сибирь без средств к существованию, либо участь рабов арийских хозяев. Обоснованием этих целей служили расистские взгляды нацистского руководства, презрение к славянам и другим народам-«недочеловекам», мешающим обеспечить «существование и размножение высшей расы» якобы из-за катастрофической нехватки ей «жизненного пространства» .

«Расовая теория» и «теория жизненного пространства» зародились в Германии задолго до прихода нацистов к власти, но лишь при них приобрели статус государственной идеологии, охватившей широкие слои населения.

Война против СССР рассматривалась нацистской верхушкой прежде всего как война против славянских народов.

В разговоре с президентом сената Данцига Х. Раушнингом Гитлер разъяснял: «Одна из основных задач германского государственного правления заключается в том, чтобы навсегда предотвратить всеми возможными средствами развитие славянских рас. Естественные инстинкты всех живых существ подсказывают нам не только необходимость побеждать своих врагов, но и уничтожать их». Аналогичной установки придерживались и другие заправилы нацистской Германии, в первую очередь один из ближайших сообщников Гитлера рейхсфюрер СС Г. Гиммлер, который 7 октября 1939 г. одновременно занял пост «рейхскомиссара по укреплению немецкой расы».

Гитлер поручил ему заняться вопросами «возвращения» из других стран имперских немцев и «фольксдойче» и создания новых поселений по мере того, как в ходе войны будет расширятся немецкое «жизненное пространство на Востоке». Гиммлер играл ведущую роль в решении вопроса о будущем, кото­рое должно было бы ожидать население на советской территории вплоть до Урала после победы Германии.

Гитлер, на протяжении всей своей политической карьеры выступавший за расчленение СССР, 16 июля на совещании в своей ставке с участием Геринга, Розенберга, Ламмерса, Бормана и Кейтеля определил задачи национал-социалистской политики в России: «Основной принцип заключается в том, чтобы этот пирог разделить наиболее сподручным способом, для того чтобы мы могли: во-первых, им владеть, во-вторых, им управлять и, в-третьих, его эксплуатировать».

На этом же совещании Гитлер объявил, что после разгрома СССР территория Третьего рейха должна быть расширена на востоке по крайней мере до Урала. Он заявил: «Вся Прибалтика должна стать областью империи, Крым с прилегающими районами, волжские районы должны стать областью империи точно так же, как Бакинская область».

На состоявшемся 31 июля 1940 г. совещании высшего командования вермахта, посвященном подготовке нападения на СССР, Гитлер снова заявил: «Украина, Белоруссия и Прибалтика – нам». Северо-западные районы России вплоть до Архангельска он собирался тогда передать Финляндии.

Гиммлер 25 мая 1940 г. подготовил и представил Гитлеру свои «Некоторые соображения об обращении с местным населением восточных областей». Он писал: «Мы в высшей степени заинтересованы в том, чтобы ни в коем случае не объединять народы восточных областей, а наоборот, дробить их на возможно более мелкие ветви и группы».

Инициированный Гиммлером секретный документ под названием генеральный план «Ост» был представлен ему 15 июля. Планом предусматривалось в течение 25–30 лет уничтожить и депортировать 80–85% населения из Польши, 85% из Литвы, 65% из Западной Украины, 75% из Белоруссии и по 50% жителей из Латвии, Эстонии и Чехии.

На пространстве, подлежащем немецкой колонизации, проживало 45 млн человек. Не менее 31 млн тех из них, кто будет объявлен «нежелательным по расовым показателям», предполагалось выселить в Сибирь, а сразу после разгрома СССР переселить на освободившиеся территории до 840 тыс. немцев.

В течение последующих двух-трех десятилетий планировались еще две волны поселенцев численностью в 1,1 и 2,6 млн человек.

В сентябре 1941 г. Гитлер заявил, что на советских землях, которые должны стать «провинциями рейха», необходимо проводить «планомерную расовую политику», направляя туда и наделяя землями не только немцев, но и «родственных им по языку и крови норвежцев, шведов, датчан и голландцев».

«При заселении русского пространства, – говорил он, – мы должны обеспечить имперских крестьян необычайно роскошным жильем. Германские учреждения должны размещаться в великолепных зданиях – губернаторских дворцах. Вокруг них будут выращивать все необходимое для жизни немцев. Вокруг городов в радиусе 30–40 км раскинутся поражающие своей красотой немецкие деревни, соединенные самыми лучшими дорогами.

Возникнет другой мир, в котором русским будет позволено жить, как им угодно. Но при одном условии: господами будем мы. В случае мятежа нам будет достаточно сбросить пару бомб на их города, и дело сделано.

А раз в год проведем группу киргизов по столице рейха, что­бы они прониклись сознанием мощи и величия ее архитектурных памятников. Восточные пространства станут для нас тем, чем была для Англии Индия».

После поражения под Москвой Гитлер утешал собеседников: «Потери будут восстановлены в многократно превосходящем их объеме в поселениях для чистокровных немцев, которые я создам на Востоке...

Право на землю согласно вечному закону природы принадлежит тому, кто завоевал ее, исходя из того, что старые границы сдерживают рост численности народа. И то, что у нас есть дети, которые хотят жить, оправдывает наши притязания на вновь завоеванные восточные территории».

Продолжая эту мысль, Гитлер говорил: «На Востоке есть железо, уголь, пшеница, древесина. Мы построим роскошные дома и дороги, и те, кто вырастет там, полюбят свою родину и однажды, как немцы Поволжья, навсегда свяжут с ней свою судьбу».

Особые планы нацисты вынашивали в отношении русского народа. Один из разработчиков генерального плана «Ост» доктор Э. Ветцель, референт по расовым вопросам в Восточном министерстве Розенберга, подготовил для Гиммлера документ, в котором утверждалось, что «без полного уничтожения» или ослабления любыми способами «биологической силы русского народа» установить «немецкое господство в Европе» не удастся.

«Речь идёт не только о разгроме государства с центром в Москве, – писал он. – Достижение этой исторической цели никогда не означало бы полного решения проблемы. Дело заключается, скорее всего, в том, чтобы разгромить русских как народ, разобщить их».

О глубокой враждебности Гитлера к славянам свидетельствуют записи его застольных разговоров, которые с 21 июня 1941 г. до июля 1942 г. вели сначала министерский советник Г. Гейм, а затем доктор Г. Пикер; а также записи о целях и методах оккупационной политики на территории СССР, сделанные представителем Восточного министерства в ставке Гитлера В. Кеппеном с 6 сентября по 7 ноября 1941 г.

После поездки Гитлера на Украину в сентябре 1941 г. Кеппен фиксирует разговоры в Ставке: «В Киеве сгорел целый квартал, но в городе проживает все еще довольно большое количество человек.

Они производят очень плохое впечатление, внешне походят на пролетариев, и поэтому их численность следовало бы сократить на 80–90 %.

Фюрер немедленно поддержал предложение рейхсфюрера (Г. Гиммлера) конфисковать расположенный неподалеку от Киева древний русский монастырь, чтобы он не превратился в центр возрождения православной веры и национального духа».

И русские, и украинцы, и славяне в целом, по мнению Гитлера, принадлежали к расе, недостойной гуманного обращения и затрат на образование.

После разговора с Гитлером 8 июля 1941 г. начальник Генерального штаба сухопутных войск генерал-полковник Ф. Гальдер пишет в дневнике: «Непоколебимо решение фюрера сровнять Москву и Ленинград с землей, чтобы полностью избавиться от населения этих городов, которое в противном случае мы потом будем вынуждены кормить в течение зимы.

Задачу уничтожения этих городов должна выполнить авиация. Для этого не следует использовать танки. Это будет народное бедствие, которое лишит центров не только большевизм, но и московитов (русских) вообще».

Разговор Гальдера с Гитлером, посвященный уничтожению населения Ленинграда, Кеппен конкретизирует следующим образом: «Город нужно будет лишь взять в кольцо, подвергнуть артиллерийскому обстрелу и взять измором...».

Оценивая положение на фронте, 9 октября Кеппен записывает: «Фюрер дал распоряжение о запрете немецким солдатам вступать на территорию Москвы. Город будет окружен и стерт с лица земли».

Соответствующий приказ был подписан 7 октября и подтвержден главным командованием сухопутных войск в «Указании о порядке захвата Москвы и обращении с ее населением» от 12 октября 1941 г.

В указании подчеркивалось, что «совершенно безответственно было бы рисковать жизнью немецких солдат для спасения русских городов от пожаров или кормить их население за счет Германии».

Аналогичную тактику немецким войскам предписывалось применять ко всем советским городам, при этом разъяснялось, что «чем больше населения советских городов устремится во внутреннюю Россию, тем сильнее увеличится хаос в России и тем легче будет управлять оккупированными восточными районами и использовать их».

В записи от 17 октября Кеппен отмечает также, что Гитлер дал понять генералам, что после победы намерен сохранить лишь немногие русские города.

Пытаясь разобщить население оккупированных территорий в областях, где советская власть была образована лишь в 1939–1940 гг. (Западная Украина, Западная Белоруссия, Прибалтика), фашисты установили тесные контакты с националистами.

Чтобы стимулировать их, было решено допустить «местное самоуправление». Однако в восстановлении собственной государственности народам Прибалтики и Белоруссии было отказано.

Когда вслед за вступлением немецких войск в Литву националисты без санкции Берлина создали правительство во главе с полковником К. Скирпой, германское руководство отказалось его признать, заявив, что вопрос об образовании правительства в Вильно будет решаться только после победы в войне.

Берлин не допускал мысли о восстановлении государственности в Прибалтийских республиках и Белоруссии, решительно отвергая просьбы «расово неполноценных» коллаборационистов создать собственные вооруженные силы и прочие атрибуты власти.

Вместе с тем руководство вермахта охотно использовало их для формирования добровольческих иностранных частей, которые под командованием немецких офицеров участвовали в боевых действиях против партизан и на фронте. Они же служили в качестве бургомистров, деревенских старост, во вспомогательных подразделениях поли­ции и т. п.

В рейхскомиссариате «Украина», от которого была отторгнута значительная часть территории, включенная в состав Транснистрии и генерал-губернаторства в Польше, пресекались любые попытки националистов не только возродить государственность, но и создать «украинское самоуправление в политически целесообразной форме».

При подготовке нападения на СССР нацистская верхушка первостепенное значение придавала разработке планов использования советского экономического потенциала в интересах обеспечения завоевания мирового господства.

На совещании с командованием вермахта 9 января 1941 г. Гитлер говорил, что если Германия «заполучит в свои руки неисчислимые богатства огромных русских территорий», то «в будущем она сможет вести борьбу против любых континентов».

В марте 1941 г. для эксплуатации оккупированной территории СССР в Берлине была создана военизированная государственно-монополистическая организация – Штаб экономического руководства «Восток».

Его возглавили два старых соратника Гитлера: заместитель Г. Геринга, председатель наблюдательного совета концерна «Герман Геринг», статс-секретарь П. Кернер и начальник Управления военной промышленности и вооружения ОКВ генерал-лейтенант Г. Томас.

Кроме «руководящей группы», которая занималась также рабочей силой, в состав штаба входили группы промышленности, сельского хозяйства, организации работы предприятий и лесного хозяйства.

С самого начала в нем доминировали представители немецких концернов: Мансфельда, Круппа, Цейсса, Флика, «И. Г. Фарбен». На 15 октября 1941 г. без учета экономических команд в Прибалтике и соответствующих специалистов в армии штаб насчитывал около 10, а к концу года – 11 тыс. человек.

Планы германского руководства по эксплуатации советской промышленности были изложены в «Директивах по руководству во вновь оккупированных областях», получивших по цвету переплета название «Зеленая папка» Геринга.

Директивами предусматривалось организовать на территории СССР добычу и вывоз в Германию тех видов сырья, которые были важны для функционирования германской военной экономики, и восстановить ряд заводов в целях ремонта техники вермахта и производства отдельных видов вооружения.

Большинство советских предприятий, выпускающих мирную продукцию, планировалось уничтожить. Особый интерес Геринг и представители военно-промышленных концернов проявляли к захвату советских нефтеносных районов. В марте 1941 г. было основано нефтяное общество под названием «Континенталь А. Г.», председателями правления которого стали Э. Фишер от концерна «ИГ Фарбен» и К. Блессинг, бывший директор Имперского банка.

В общих указаниях организации «Восток» от 23 мая 1941 г. по экономической полити­ке в области сельского хозяйства говорилось, что целью военной кампании против СССР является «снабжение немецких вооруженных сил, а также обеспечение на долгие годы продовольствием немецкого гражданского населения».

Реализовать эту цель планирова­лось за счет «уменьшения собственного потребления России» посредством перекрытия поставок продуктов из черноземных южных областей в северную нечерноземную зону, в том числе в такие промышленные центры, как Москва и Ленинград.

Те, кто готовил эти указания, прекрасно осознавали, что это приведет к голодной смерти миллионов советских граждан. На одном из совещаний штаба «Восток» говорилось: «Если мы сумеем выкачать из страны все, что нам необходимо, то десятки миллионов людей будут обречены на голод».

Штабу экономического руководства «Восток» подчинялись экономические инспекции, действовавшие в оперативном тылу немецких войск на Восточном фронте, экономические отделы в тылу армий, включая технические батальоны специалистов горнодобывающей и нефтяной промышленности, части, занятые изъятием сырья, сельскохозяйственной продукции и орудий производства. Экономические команды были созданы в дивизиях, экономические группы – в полевых комендатурах.

В частях, экспроприирующих сырье и контролирующих работу захваченных предприятий, советниками состояли специалисты немецких концернов. Уполномоченному по металлолому ротмистру Б.-Г. Шу и генерал-инспектору по изъятию сырья В. Виттингу предписывалось сдавать трофеи военным концернам Флика и «И. Г. Фарбен».

Сателлиты Германии за пособничество в агрессии также рассчитывали на богатую добычу.

Правящая верхушка Румынии во главе с диктатором И. Антонеску намеревалась не только вернуть Бессарабию и Северную Буковину, которую ей пришлось уступить СССР летом 1940 г., но и получить значительную часть территории Украины.

В Будапеште за участие в нападении на СССР мечтали заполучить бывшую Восточную Галицию, включая нефтеносные районы в Дрогобыче, а также всю Трансильванию.

В программном выступлении на совещании эсэсовских руководителей 2 октября 1941 г. начальник Главного управления имперской безопасности Р. Гейдрих заявил, что после войны Европа будет делиться на «германское великое пространство», где будет жить германское население – немцы, голландцы, фламандцы, норвежцы, датчане и шведы, и на «восточное пространство», которое станет сырьевой базой для германского государства и где «немецкий высший слой» будет использовать покоренное местное население в качестве «илотов», то есть рабов.

У Г. Гиммлера на этот счет было иное мнение. Его не устраивала проводившаяся кайзеровской Германией политика германизации населения захваченных территорий. Он считал ошибочным стремление старых властей заставить покоренные народы отказаться лишь от родного языка, национальной культуры, вести немецкий образ жизни и исполнять немецкие законы.

В эсэсовской газете «Дас шварце кор» от 20 августа 1942 г., в статье «Германизировать ли?», Гиммлер писал: «Нашей задачей является не германизировать Восток в старом смысле этого слова, то есть привить населению немецкий язык и немецкие законы, а добиться того, чтобы на Востоке жили люди только действительно немецкой, германской крови».

Достижению этой цели служило массовое уничтожение мирного населения и военнопленных, происходившее с самого начала вторжения немецких войск на территорию СССР.

Одновременно с планом «Барбаросса» вступил в действие приказ ОКХ от 28 апреля 1941 г. «Порядок использования полиции безопасности и СД в соединениях сухопутных войск».

В соответствии с этим приказом главную роль в массовом уничтожении коммунистов, комсомольцев, депутатов областных, городских, районных и сельских советов, советской интеллигенции и евреев на оккупированной территории играли четыре карательные части, так называемые эйнзатцгруппы, обозначенные буквами латинского алфавита А, В, С, D.

Эйнзатцгруппа А была придана группе армий «Север» и действовала в прибалтийских республиках (руководил брига­денфюрер СС В. Шталеккер).

Эйнзатцгруппа В в Белоруссии (руководитель – начальник 5-го управления РСХА группенфюрер СС А. Небе) была придана группе армий «Центр».

Эйнзатцгруппа С (Украина, начальник – бригаденфюрер СС о. Раш, инспектор полиции безопасности и СД в Кенигсберге) «обслуживала» группу армий «Юг».

Приданная ll-й ар­мии эйнзатцгруппа D действовала в южной части Украины и в Крыму. Командовал ею О. Олендорф, начальник 3-го управления РСХА (служба безопасности внутри страны) и одновременно главный управляющий делами Имперской группы по торговле.

Кроме того, в оперативном тылу немецких соединений, наступавших на Москву, действовала карательная команда «Москва» во главе с бригаденфюрером СС Ф.-А. Зиксом, начальником 7-го управления РСХА (мировоззренческие исследования и их использование).

Каждая эйнзатцгруппа насчитывала от 800 до 1200 единиц личного состава (СС, СД, уголовная полиция, гестапо и полиция порядка), находившихся под юрисдикцией СС.

Следуя по пятам наступавших немецких войск, к середине ноября 1941 г. эйнзацгруппы армий «Север», «Центр» и «Юг» истребили в Прибалтике, Белоруссии и на Украине более 300 тыс. мирных граждан. Массовыми убийствами и грабежом они занимались до конца 1942 г.

По самым осторожным оценкам, на их счету свыше миллиона жертв. Затем эйнзатцгруппы формально были ликвидированы, войдя в состав тыловых войск.

В развитие «Приказа о комиссарах» верховное командование вермахта 16 июля 1941 г. заключило соглашение с Главным управлением имперской безопасности, по которому специальные команды полиции безопасности и СД под эгидой начальника 4-го главного управления тайной государственной полиции (гестапо) Г. Мюллера были обязаны выявлять среди доставляемых с фронта в стационарные лагеря советских военнопленных «неприемлемые» в политическом и расо­вом отношении «элементы».

«Неприемлемыми» признавались не только партийные работники всех рангов, но и «все представители интеллигенции, все фанатичные коммунисты и все евреи».

Подчеркивалось, что применение оружия против советских военнопленных считается, «как правило, законным». Подобная фраза означала официальное разрешение на убийство. В мае 1942 г. ОКВ было вынуждено отменить этот приказ по требованию некоторых высокопоставленных фронтовиков, сообщавших, что обнародование фактов расстрела политруков привело к резкому возрастанию силы отпора со стороны Красной армии. Впредь политруков стали уничтожать не сразу после пленения, а в концлагере Маутхаузен.

После разгрома СССР намечалось «в течение кратчайшего срока» создать и заселить три имперских округа:округ Ингерманландия (Ленинград­ская, Псковская и Новгородская области), Готский округ (Крым и Херсонская область) и округ Мемель – Нарев (Белостокская область и Западная Литва).

Для обеспечения связи Германии с Ингерманландским и Готским округами предполагалось построить две автострады, каждая протяженностью до 2 тыс. км. Одна доходила бы до Ленинграда, другая – до Крымского полуострова. Чтобы обезопасить автострады, вдоль них планировалось создать 36 военизированных немецких поселений (опорных пунктов»): 14 в Польше, 8 на Украине и 14 в Прибалтике.

Всю территорию на Востоке, которая будет захвачена вермахтом, предлагалось объявить государственной собственностью, передав власть над ней эсэсовскому аппарату управления во главе с Гиммлером, который лично будет решать вопросы, связанные с предоставлением немецким поселенцам прав на владение земельными участками.

По подсчетам нацистских ученых, на строительство автострад, размещение в трех округах 4,85 млн немцев и их обустройство потребовалось бы 25 лет и до 66,6 млрд рейхсмарок.

Одобрив этот проект в принципе, Гиммлер потребовал, чтобы в нем была предусмотрена «тотальная германизация Эстонии, Латвии и генерал-губернаторства»: заселение их немцами в течение примерно 20 лет.

В сентябре 1942 г., когда немецкие войска вышли к Сталинграду и предгорьям Кавказа, на совещании с командирами частей СС в Житоми­ре Гиммлер заявил, что сеть немецких опорных пунктов (военизированных поселений) будет расширена до Дона и Волги.

Второй «Генеральный план поселений», с учетом пожеланий Гиммлера по доработке апрельского варианта, был готов 23 декабря 1942 г.

Главными направлениями колонизации в нем были названы северное (Восточная Пруссия – Балтийские страны) и южное (Краков – Львов – Причерноморье). Предполагалось, что территория немецких поселений будет равняться 700 тыс. кв. км, из которых 350 тыс. – пахотные земли (вся террито­рия рейха в 1938 г. составляла менее 600 тыс. кв. км).

«Генеральный план Ост» предусматривал физическое истребление всего еврейского населения Европы, массовые убийства поляков, чехов, словаков, болгар, венгров, физическое уничтожение 25–30 миллионов русских, украинцев, белорусов.

Л. Безыменский, называя план «Ост» «каннибальским документом», «планом ликвидации славянства в России», утверждал: «Не следует обманываться термином „выселение“: это было привычное для нацистов обозначение для умерщвления людей».

«Генеральный план Ост» принадлежит истории – истории насильственного переселения отдельных людей и целых народов, – говорилось в докладе современного германского исследователя Дитриха Аххольца на совместном заседании Фонда Розы Люксембург и Христианской конференции мира «Мюнхенские соглашения – Генеральный план Ост – декреты Бенеша. Причины бегства и насильственного переселения в Восточной Европе» в Берлине 15 мая 2004 г.

– Эта история такая же древняя, как и история самого человечества. Но «план Ост» открыл новое измерение страха. Он представлял собой тщательно спланированный геноцид рас и народов, и это в промышленно развитую эпоху середины XX века!».

Речь здесь идёт не о борьбе за пастбища и охотничьи угодья, за скот и женщин, как в древние времена. В генеральном плане «Ост» под покровом человеконенавистнической, атавистической расовой идеологии речь шла о прибыли для крупного капитала, о плодородных землях для крупных землевладельцев, зажиточных крестьян и генералов и о барыше для бесчисленных мелких нацистских преступников и прихлебал.

«Сами убийцы, которые в составе оперативных групп СС, в бесчисленных подразделениях вермахта и на ключевых позициях оккупационной бюрократии принесли на оккупированные территории смерть и пожары, лишь в малой своей части понесли наказание за содеянное, – констатировал Д. Аххольц.

 – Десятки тысяч из них «растворились» и могли некоторое время спустя, после войны, вести «нормальный» образ жизни в Западной Германии или же где-то ещё, в большей своей части вообще избежав преследований или хотя бы порицания».

В качестве примера исследователь привел судьбу ведущего учёного СС и эксперта Гиммлера, который разработал самые важные версии генерального плана Ост».

Он выделился среди тех десятков, даже сотен учёных – исследователей Земли разных специализаций, специалистов по территориальному и демографическому планированию, расовых идеологов и специалистов по евгенике, этнологов и антропологов, биологов и медиков, экономистов и историков, – которые поставляли данные убийцам целых народов для их кровавой работы.

«Как раз этот «генеральный план Ост» от 28 мая 1942 года и был одним из высококлассных продуктов подобных убийц за письменными столами», – замечает докладчик.

Он действительно был, как писал чешский историк Мирослав Карни, планом «в который были вложены ученость, передовые технические приемы научной работы, изобретательность и тщеславие ведущих учёных фашистской Германии», планом, «который превращал преступные фантасмагории Гитлера и Гиммлера в полностью разработанную систему, продуманную до мельчайших деталей, просчитанную до последней марки».

Автор, ответственный за этот план, ординарный профессор и руководитель Института агрономии и аграрной политики Берлинского университета Конрад Мейер, называемый Мейером-Хетлингом, был образцовым экземпляром подобного учёного.

Гиммлер сделал его руководителем «главной штабной службы планирования и земельных владений» в его «Имперском комиссариате по укреплению духа немецкой нации» и сначала штандартен-, а позднее обер-фюрером СС (соответствует рангу полковника).

К тому же как ведущий земельный проектировщик в рейхсминистерстве продовольствия и сельского хозяйства, пользующийся признанием при «Рейхсфюрере сельского хозяйства» и в министерстве оккупированных восточных областей, в 1942 году Мейер выдвинулся на должность главного проектировщика развития всех подвластных Германии областей.

Мейер с начала войны знал во всех подробностях о всех планируемых гнусностях; более того, он сам для этого сочинял решающие заключения и планы.

В аннексированных польских областях, как он официально объявил уже в 1940 году, предполагалось, «что всё еврейское население данной области численностью 560 тыс. человек уже эвакуировано и, соответственно, в течение этой зимы покинет область» (то есть будет заточено в концлагерях, где подвергнется планомерному уничтожению).

Чтобы аннексированные области заселить минимум 4,5 миллионами немцев (до сих пор там постоянно проживали 1,1 миллиона человек), нужно было «поезд за поездом изгнать далее 3,4 миллиона поляков».

Мейер мирно скончался в 1973 г. в возрасте 72 лет в должности западногерманского профессора на пенсии.

Скандал вокруг этого нацистского убийцы начался уже после войны с его участия в Нюрнбергском процессе над военными преступниками. Он был обвинён вместе с другими чинами СС по делу так называемого Главного управления по вопросам расы и переселения, приговорён судом Соединённых Штатов к незначительному наказанию только за членство в СС и освобождён в 1948 году.

Хотя в приговоре американские судьи и согласились с тем, что он как высший офицерский чин СС и лицо, тесно сотрудничавшее с Гиммлером, должен был «знать» о преступной деятельности СС, но подтвердили, что «ничего отягчающего» по «генеральному плану Ост» ему предъявить нельзя, что он «ничего об эвакуациях и прочих радикальных мерах» не знал, и что этот план все равно «никогда не претворялся в жизнь».

«Представитель обвинения действительно не мог тогда предъявить неоспоримые доказательства, так как источники, особенно «генеральный план» от 1942 года, не были ещё обнаружены, – с горечью замечает Д. Аххольц.

А суд уже тогда выносил решения в духе «холодной войны», что означало освобождение «честных» нацистских преступников и вероятных будущих союзников, и совершенно не думал о том, чтобы привлечь в свидетели польских и советских экспертов».

Что касается того, насколько претворялся или нет генеральный план «Ост» в жизнь, наглядно свидетельствует пример Белоруссии и Украины.

Чрезвычайная государственная комиссия по раскрытию преступлений захватчиков определила, что только прямые потери Белоруссии за годы войны составили 75 млрд руб. в ценах 1941 года. Самой болезненной и тяжёлой потерей для Белоруссии было уничтожение свыше 2,2 млн человек.

Опустели сотни сёл и деревень, резко уменьшилось количество городского населения. В Минске ко времени освобождения осталось менее 40% жителей, в Могилёвской области – только 35% городского населения, Полесской – 29, Витебской – 27, Гомельской – 18%.

Оккупанты сожгли и разрушили 209 из 270 городов и районных центров, 9 200 сёл и деревень.

Было разрушено 100 465 предприятий, более, чем 6 тыс. км железной дороги, разграблено 10 тысяч колхозов, 92 совхоза и МТС, уничтожено 420 996 домов колхозников, почти все электростанции.

Было вывезено в Германию 90% станочного и технического оборудования, около 96% энергетических мощностей, около 18,5 тысяч автомашин, более 9 тысяч тракторов и тягачей, тысячи кубометров древесины, пиломатериалов, вырублены сотни гектаров леса, садов и т.д.

К лету 1944 года в Белоруссии осталось только 39% довоенного количества лошадей, 31% крупного рогатого скота, 11% свиней, 22% овец и коз. Враг уничтожил тысячи учреждений образования, охраны здоровья, науки и культуры, в том числе 8825 школ, АН БССР, 219 библиотек, 5425 музеев, театров и клубов, 2187 больниц и амбулаторий, 2651 детское учреждение.

Украина потеряла за годы войны пятую часть населения – больше, чем Великобритания, Канада, Соединенные Штаты Америки, Франция вместе взятые. Два миллиона 400 000 человек, в основном юношей и девушек, были насильственно вывезены на работу в Германию.

Фашисты разрушили более 16 000 предприятий (более 80% от их общей численности), практически все колхозы и совхозы (почти 28000), 1300 машино-тракторных станций. Был превращен в руины 714 городов и поселков городского типа, более 28 000 сел, 33 тысяч школ, училищ, техникумов, высших учебных заведений, 18 000 медицинских учреждений.

Таким образом, людоедский план истребления миллионов людей, уничтожения всего материального и духовного потенциала завоёванных славянских государств, каковым на деле явился генеральный план «Ост», осуществлялся нацистами последовательно и упорно.

И тем величественней, грандиозней бессмертный подвиг советского народа, бойцов и командиров Красной армии, партизан и подпольщиков, не щадивших свои жизни ради освобождения своего Отечества, Европы и мира от коричневой чумы!

По материалам открытых источников


Ви можете обговорити цей матеріал на наших сторінках у соціальних мережах